Чистой воды конфликт

В Баяндаевском районе предметом судебного разбирательства впервые стал природный ключ
Текст: Наталья Федотова , Фото: автора, Дениса Карих , Копейка , № 39 от 2 октября 2019 года , #Общество
Местность в тайге, о которой идёт речь. Съёмка произведена с квадрокоптера весной этого года
Местность в тайге, о которой идёт речь. Съёмка произведена с квадрокоптера весной этого года

Неубранные отвалы размываемого грунта в урочище Булга. Съёмка от 27 мая текущего года
Неубранные отвалы размываемого грунта в урочище Булга. Съёмка от 27 мая текущего года
Василий Бандолин — депутат от деревни Лидинской
Василий Бандолин — депутат от деревни Лидинской

Безымянный ручей, протекающий в урочище Булга Баяндаевского района, стал камнем преткновения для жителей муниципального образования «Васильевск». Он течёт по землям, принадлежащим местному предпринимателю, который возводит здесь разные пос­трой­ки. Его соседи считают, что таким образом он вредит природному ключу и, как следствие, водной системе всего района. Борьба за участок земли, на котором находится водный объект, вы­лилась в судебную тяжбу. Существует ли реальная экологическая угроза и на чьей стороне Фемида? В сути конфликта разбиралась корреспондент «Копейки».

Между Енисейским и Ленским бассейнами

— Когда-то здесь бежала речка Булга, — говорит Василий Бандолин, житель деревни Лидинской. — Это была одна из самых длинных рек в районе — 72 км. Но из-за вырубки леса исчезли ручьи, питающие её, и реки не стало. Для сельской местности это катастрофа!

С Василием Бандолиным читатели нашей газеты уже знакомы. Мы встречались с ним в 2010 году, после того как он добыл матёрого волка. Тогда Василий, потомственный охотник, сетовал, что всё меньше становится леса для общего пользования и в результате — меньше зверя. Кормовая база тех же волков резко снизилась, и они двинулись в деревню. Василий вновь обратился в наше издание, и снова с похожей жалобой на варварское отношение к природе.

За прошедшее время в жизни Василия мало что изменилось: он всё так же занимается личным подсобным хозяйством, изредка ходит на охоту. Пытался вести собственное КФХ, но не смог получить грант на развитие: отказали из-за возраста и отсутствия необходимой техники и средств. Год назад Бандолина избрали депутатом от деревни Лидинской. Теперь он официально занимается деревенскими проблемами: дорогами, выпасом скота, водокачкой… С последней в Лидинской особые проблемы.

— Уровень подземных вод очень низкий, метр всего, — объясняет Сергей Рябцев, глава МО «Васильевск». — Пока что проблему решили — заменили насос на менее мощный. Но уже очевидно, что необходимо бурить новую скважину, проводить геодезические работы. Для этого готовим документацию, чтобы попасть в программу «Чистая вода». Если честно, переживаю: там, где сейчас водокачка стоит, до воды 20 метров, а чуть в стороне уже все 100. И больше никакой воды в округе!

Сергей Рябцев вспоминает: когда в 1998 году он приехал жить в Васильевку, Булга была полноводной рекой, в ней можно было купаться. Но за 20 лет в округе исчезли реки, озёра, ключи…

— На крупнейшем водоразделе мира, между Енисейским и Ленским бассейнами, воды нет! — сокрушается Сергей Рябцев. — Я уверен, что не последнюю роль играет человеческий фактор: вырубаются верховья леса, откуда берут начало подземные ключи. Так, засушили все ключи в Толстовке, где уже четыре года нет озера — эх, какие там караси были, всей деревней ловили!.. То же самое происходит в Лидинской. Уже сейчас местным приходится гонять на водокачку.

В праве на право отказать

Тревогу Василий Бандолин и его единомышленники забили в прошлом году, когда увидели, что один из оставшихся ключей, питающих Булгу, перекопан, вдоль русла установлена изгородь, а сам ручей перегорожен дамбой.

— Трактором верхний слой почвы сняли! — негодует Сергей Рябцев. — Из-за этого ключ высохнет, и последствия не заставят себя долго ждать: мы лишимся не только видимых, но и подземных рек.

Обеспокоенные граждане собрали инициативную группу, начали писать заявления в разные инстанции — муниципалитет, Генеральную прокуратуру РФ, министерство лесного комплекса Иркутской области, депутатам… Пройдя всю досудебную процедуру и увидев, по их словам, что ни одна структура данную проблему не решила, обратились в суд.

— Данный приток Булги — ручей и озеро — расположен в двух километрах от деревни и находится на участке, который, по документам, принадлежит родственницам — Галине и Виктории Позднякович, — продолжает Василий Бандолин. — На самом деле землю выкупил их сын и муж Александр Позднякович. Купил паи у местных жителей, оформил три участка — на мать, жену и друга, поставил там дом, огородил территорию.

Как объясняет далее Василий, его собственный участок также находится по соседству и ключ также бежит рядом. Но в своё время Бандолину, в соответствии с Водным кодексом, пришлось отступить от береговой полосы на 25 метров, и теперь он недоумевает: почему кто-то другой смог приватизировать ручей?

— Мы без речки остаёмся! — восклицает мужчина. — Но всем как будто бы всё равно!

Как объясняет юрист Роман Сокольников, конфликт произошёл из-за неправомерного выделения земли, находящейся в водоохраной зоне, под сельскохозяйственную деятельность.

— Законодательство чётко запрещает выделять доли на землях, покрытых поверхностными водами, — отмечает адвокат. — Поэтому мы потребовали признать межевание данных земельных участков недействительным и на основании этого лишить владельцев права собственности.

Как было допущено нарушение — выясняли в суде. Оказалось, кадастровый инженер, которого наняли в 2015 году, чтобы провести межевание земель, на плане земельного участка не отобразил водный объект. Кадастровый план, в свою очередь, никто не проверил. Как итог — все дальнейшие манипуляции по выделению земель получили статус законных.

— Заинтересованные лица воспользовались пробелом в законодательстве, — уверен Роман Сокольников, — и, хотя данные об этом ручье есть в картографическом материале 60-х годов прошлого века, нам пришлось доказывать в суде, что приток Булги является водным объектом, заказывать экспертизу. Специалист (кадастровый инженер), которого привлекала судья, также подтвердил, что межевание незаконно и что выделение таких участков не что иное, как мошенничество. Результаты причинения ущерба плодородному слою земель водоохранной зоны установлены выводами землеустроительной экспертизы.

В заявленных требованиях суд, однако, отказал — на том основании, что истцы… не смогли доказать, каким образом оспариваемые сделки нарушили их права.

— Мы граждане России, и наши права на пользование водными объектами нарушены — почему мы не можем являться истцами? — недоумевает Василий Бандолин. — Почему я не могу подать в суд, если нарушается закон? Если не будет воды, последняя деревня захиреет. В Лидинской и так всего 40 дворов осталось…

Междоусобная война

Александр Позднякович — личность в Баяндаевском районе небезызвестная. Ещё в прошлом году он являлся государственным инспектором службы по охране и использованию животного мира Иркутской области по Баяндаевскому району. На данный момент — официально безработный, но, по его словам, трудится на ферме у жены, Виктории, владелицы ещё одного, смежного с ручьём, участка.

— Мы начинающие фермеры, — говорит Александр, — хотим коневодством заниматься. Но нам не дают спокойно трудиться, постоянно жалуются на нас во все инстанции.

Как рассказывает Александр Позднякович, конфликт между ним и жителями деревень Лидинская и Васильевск  длится уже не первый год.

— Когда я занимал пост инспектора по охране природы, — говорит он, — то курировал в том числе и вопросы охоты, боролся с браконьерами. Люди, которые предъявляют мне претензии, далеко не самые добропорядочные охотники, я стал им неугоден. Они сумели добиться, чтобы меня убрали с моей должности. А теперь они хотят отнять мои земли. Ручей — это просто повод в междоусобной войне.

По мнению бывшего инспектора, речка Булга исчезает не по его вине, а в силу природных процессов. Причём проблема актуальна не только для МО «Васильевск», куда входят всего четыре деревни, но и для всего района, и даже области.

— Зачем мне что-то перекапывать? — удивляется Александр. — Я ведь сам пользуюсь этой водой. Ключи же живут своей жизнью и постоянно меняют русло: здесь исчезли — в другом месте появились. Нет смысла искать в этом виноватых.

Впрочем, как свидетельствуют документы, нарушения со стороны семьи Позднякович на принадлежащих им землях всё-таки были.

— В ходе рейдового мероприятия, проведённого специалистами нашей службы, — сообщает Александр Карчевский, заместитель руководителя службы по охране природы и озера Байкал Иркутской области, — факт нарушения водного законодательства на указанном участке подтвердился. В русле ручья была отсыпана дамба и произведены земляные работы по расширению и изменению русла для создания искусственного пруда. По берегам пруда находились отвалы, размываемые грунтом. Имелись следы работы тракторной техники в русле ручья, вниз по течению установлено ограждение для скота.

В отношении владельца участка Виктории Позднякович было возбуждено дело об административном нарушении и назначен штраф. Однако Позднякович подала апелляцию на данное постановление в Баяндаевский районный суд, и его вернули на рассмотрение. К этому времени владельцы устранили замечания, и дело было прекращено ввиду малозначительности.

— Ключ является общедоступным природным объектом, находящимся в федеральной собственности, — дополняет Александр Карчевский. — Даже если земля приватизирована, на собственника налагается бремя соблюдения водного законодательства. В частности, он не имеет права ограничивать свободный доступ к воде другим гражданам. На данный момент, по имеющимся сведениям, пользователь участка в урочище Булга соблюдает водоохранное законодательство.

Мужицкий бунт

Александр Карчевский отмечает также, что ситуации в регионе, когда подход к общедоступным водоёмам загораживают, происходят довольно часто. Так, совсем недавно в Иркутском районе один из жителей отгородил для своего скота часть реки. Злоупотребление выявили в ходе рейдовой проверки. Ещё чаще фиксируют другие нарушения — загрязнение водоохраной зоны бытовыми отходами и несанкционированный сброс сточных вод.

При этом рядовые граждане на защиту природы встают не так уж и редко. Например, в 2015 году жители Чунского района вступили в активную борьбу против захламления лесной территории отходами лесоперерабатывающих предприятий. И дошли до конца: на данный момент ряд свалок уже ликвидирован.

— За год наши сотрудники делают около 300 рейдов по региону, — говорит Александр Карчевский, — но помощь простых людей всегда кстати. Поэтому мы прорабатываем вопрос создания института общественных инспекторов. Они будут выезжать на места и составлять акты, а мы будем по ним работать. И желающие уже есть.

Случай в Баяндаевском районе — первый в регионе, когда на защиту водного объекта встали местные жители, и первое судебное дело по природоохранной теме.

— Мы проиграли в суде первой инстанции, но сдаваться не намерены. Правоту нашей позиции подтверждают выводы экспертов и объяснения привлечённого судом специалиста, — уверяет Роман Сокольников. — Хотим, чтобы материалы гражданского дела рассмотрели объективно, а не в угоду кому-либо. Надеемся, что прокуратура Иркутской области займёт активную позицию в суде апелляционной инстанции по защите публичных интересов жителей муниципального образования «Васильевск» и моих доверителей, вынесет объективное заключение по материалам дела, в отличие от прокуратуры Баяндаевского района, выполнит обязанности, возложенные Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

— Нас Позднякович называет браконьерами, — добавляет Василий Бандолин, — а сам в рамках своего КФХ занимается вырубкой леса и организацией охоты. Общедоступные охотничьи угодья хочет сделать частными. Мы, местные жители, против этого. Если надо, я бунт в деревне подниму!

Адвокат Бандолина и его соратников уже направил апелляционную жалобу в Иркутский областной суд. Они также написали открытое письмо президенту России.

Наш еженедельник, в свою очередь, обратился с официальным запросом в природоохранную прокуратуру Иркутской области. Как ответила старший помощник Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Наталья Рягузова, до их ведомства информация о грубом нарушении природоохранного законодательства в Баяндаевском районе не доходила. Однако, если будет обращение с надлежащими доводами, прокуратура незамедлительно отреагирует.

Тот самый безымянный ручей
Тот самый безымянный ручей
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments