Дикорастущий бизнес

Кто и как в Сибири зарабатывает на сборе лекарственных трав
Забайкальский край. Легальная добыча кедрового ореха. Урожай шишки бывает далеко не каждый год, для местных это хорошая возможность пополнить семейный бюджет, хотя в итоге всё равно выигрывают перекупщики
Забайкальский край. Легальная добыча кедрового ореха. Урожай шишки бывает далеко не каждый год, для местных это хорошая возможность пополнить семейный бюджет, хотя в итоге всё равно выигрывают перекупщики

Процесс добычи кедровой шишки принципиально  не поменялся за много веков. Главным орудием шишкобоя остаётся тяжёлый колот
Процесс добычи кедровой шишки принципиально не поменялся за много веков. Главным орудием шишкобоя остаётся тяжёлый колот
В Нерчинском районе Забайкальского края 28 августа сотрудники полиции и прокуратуры застали мужчину  и женщину, выкапывавших корни сапожниковии растопыренной. Добытчики сырья закрылись  от правоохранителей в машине
В Нерчинском районе Забайкальского края 28 августа сотрудники полиции и прокуратуры застали мужчину и женщину, выкапывавших корни сапожниковии растопыренной. Добытчики сырья закрылись от правоохранителей в машине

Когда мы говорим о серых или чёрных схемах экспорта природных ресурсов в Китай, то первое, что приходит в голову, конечно, лес. Оборот древесины лишь отчасти находится в поле зрения государства. С недавних пор к застарелой задаче прибавилась ещё одна —  нелегальный, почти неконтролируемый сбыт дикоросов. Казалось бы, какая проблема в том, что соседям наши безработные соотечественники сдадут сушёную травку, сорванную на родных просторах. Во-первых, ни в одной стране мира нельзя вести массовые заготовки без всякого контроля. Во-вторых, пугают масштабы. Для нужд восточной медицины выдирают всё — и на огромных территориях. Тотальный сбор, больше напоминающий ковровые бомбардировки, неизбежно приведёт к исчезновению большого числа лекарственных растений, безусловно, повлияет на экологию.

Первыми под удар попали приграничные районы Дальнего Востока, на очереди — Забайкальский край, Иркутская область, Алтай. В Забайкалье размах нелегальной добычи корня солодки  (официальное название —  сапожниковия растопыренная) вырос настолько, что летом прошлого года руководство края срочно внесло растение в Красную книгу. Китайцы без зазрения совести, поплевывая на российские законы, копают сами, скупают у местных краснокнижные лилии-красодневы, как пылесосом, собирают тоннами чабрец, папоротник, женьшень.

Этим летом китайские бизнесмены официально обратились в минсельхоз Красноярского края с просьбой о сборе на территории края дикорастущего сырья. Замминистра радостно пошёл им навстречу и даже предложил создавать животноводческие и растениеводческие хозяйства вместе с краевыми аграриями. Чиновник предложил вложить немного денег и выращивать плодово-ягодные культуры и лекарственные растения на специально выделенных для этого  участках, сославшись на опыт советских времен и на практику культивирования дикоросов в Алтайском крае.

Официально соседи подписывают договоры о поставках: например, из Биробиджана —  голубики; из Ханты-Мансийского автономного округа — варенья, конфет, пастилы из дикоросов и сухих грибов; из Хабаровского края — жимолости, малины, калины, клюквы, брусники, рябины. Из ягод в Китае делают всевозможные джемы, желе, витаминные напитки, конфеты и даже вина. Большой спрос на папоротник, иван-чай, элеутерококк, экстракт корня женьшеня, грибы, черемшу. Параллельно с легальными схемами заготовка дикоросов идёт нелегально.

Печально, что соотечественники помогают соседям варварски уничтожать ценные растения на своей же земле.

И отчасти их можно понять: для жителей вымирающих деревень сбор дикоросов — один из немногих заработков.

В Мухоршибирском районе Бурятии уже несколько лет подряд с приходом весны на полях вырастают палаточные городки: люди массово выкапывают из земли корни астрагала. Растение применяется в китайской и тибетской медицине более тысячи лет. Считается, что по эффективности астрагал превосходит женьшень, но меньше известен по причине малой широты произрастания. Копатели астрагала честно признаются, что делают это ради заработка — продают корешки в Китай.

Летом прошлого года на контрабанде дикорастущего женьшеня в тот же Китай попался житель Приморья. Он вёз на продажу 6 кг ценного сырья. На чёрном рынке цена за такую партию достигает 7 миллионов рублей. Дикорастущий женьшень ценится в десятки раз выше, чем специально выращенный: один грамм такого растения в Китае можно продать за 50 долларов, это примерно 3200 рублей.

Сотрудники таможенных пунктов Приморья часто задерживают контрабандистов с этим корнем, но признаются: то, что удаётся изъять, — капля в море. По самым скромным оценкам, в Китай и другие страны АТР ежегодно вывозится около тонны женьшеня. Кроме ценного лекарственного растения на продажу везут редкие грибы мацутакэ и деревянистые лианы кирказон — они растут только в потаённых местах края, и найти их нелегко.

— Огромное количество продукции экспортируется из Приморья в Китай нелегально, — говорит Алексей Карасёв, генеральный директор ООО «Производственно-заготовительная база». — Китайские компании совместно с российскими представителями осуществляют незаконные сбор и закуп дикоросов. Под видом другой продукции, допустим сибирского ореха, продукция экспортируется через забайкальские автомобильные, железнодорожные переходы. В результате законные лесопользователи, которые имеют лицензию на экспорт ореха, оказываются в нерыночных условиях.

Масштабы ущерба огромны. По подсчётам Карасева, в 2017—2018 гг. через Забайкальский таможенный пост вывезли треть всего урожая приморского ореха — а это 4 тысячи тонн! Стремясь заработать, приморцы контрабандой везут в Поднебесную не только дикоросы, но и древесных лягушек, тигров, медведей, морепродукты. Соседи скупают всё.

В Республике Алтай браконьеры массово уничтожают занесённые в Красную книгу растения — золотой и красный корни, красную щётку. В этом году там задержали несколько организованных преступных групп. По предварительной оценке, объём незаконно добытого и вывезенного сырья исчисляется десятками тонн. Столкнувшись с проблемой вывоза незаконно добытого сырья из Усть-Коксинского района в города Алтая, Сибири, «корневая мафия» ищет новые пути доставки, например через Казахстан. Некоторое время назад по подобной схеме браконьеры практически полностью уничтожили запасы мумиё в Горном Алтае.

Роют как кроты

Власти Забайкальского края ещё в прошлом году официально признали, что добыча дикоросов на территории региона достигла масштабов эпидемии. Жители мешками собирают корни и продают, хотя территориальное управление Россельхознадзора в 2018 году не выдало ни одного сертификата на вывоз в Китай лекарственного сырья, потому что никто из китайских (или российских) покупателей к ним не обращался.

Сначала сборщики дикоросов выпахали Агинский округ. Затем война за корень  солодки, который китайцы принимают по 300—400 рублей, и клубни саранок по 500 рублей за килограмм, перешла в Оловяннинский, Моготуйский, Шилкинский и Улётовский районы: охотники за луковицами разрывают поля так, что на них потом невозможно ни пасти скот, ни косить траву.

— Тот, кто хорошо нагибается, кто трудолюбив, кто в панамке и не боится жары, по 40—50 тысяч рублей зарабатывает за месяц, — констатирует глава Улётовского района Сергей Савин.

Приезжают и качают права

Хорошо «пашут» и свои, и жители соседних районов и даже регионов.

— Приехали к нам сразу 4 автобуса из Бурятии, народу — человек 40, — продолжает Сергей Савин, — со шмотками, палатками, которые штук по 30 ставят у поля, возле водички. И выкапывают этот корень солодки. В прошлом году его принимали по 100 рублей за килограмм, потом по 200, а сейчас цена до 400 рублей доходит. Понятно, что Китай большой, страна огромная, лекарств много надо, но если это сейчас не остановить, то будет кошмар. Перерыли всё как суслики, оставили одни горки — косой негде будет махнуть.

Но главная проблема в том, продолжает глава района, что из-за отсутствия контроля приезжие постоянно конфликтуют с местными:

— Когда буряты подъезжают с лопатами и начинают выкапывать этот корень, кто-нибудь прибегает и говорит: «Здесь мой покос!» Те спрашивают: «Где столб пограничный стоит?» А у того, правда, договор на 11 месяцев, но столбик не вкопан. И начинаются распри. Уже был случай, когда один со штыком, которым копают, а другой на машине пробуют друг друга бодать.

В Шилкинском районе администрация столкнулась с целой эскадрильей.

— В Галкино приехали целых 20 микроавтобусов по 10 человек в каждом, — делится начальник отдела сельского хозяйства администрации Светлана Балагурова. — Копают, никто ничего сделать не может, как я понимаю.

Внесли в Красную книгу

В августе 2018 года правительство Забайкалья срочно внесло сапожниковию растопыренную в Красную книгу края, с категорией редкости 4. Это значит, что достаточных сведений о количестве солодки и её состоянии в природе в настоящее время нет, но она нуждается в специальных мерах охраны.

Однако главное, что должно остановить массовый сбор ценных корней, заключается в прекращении поставок в Китай. Этим вопросом недавно занялось краевое управление Россельхознадзора совместно с Читинской таможней. Именно физические лица, по мнению специалиста Россельхознадзора Любови Адеевой, вывозят сырьё в таре. Поэтому ведомства договорились усилить контроль на пунктах пропуска, тщательнее досматривая всех проезжающих в КНР — как иностранцев, так и россиян. Тем не менее тонны нелегально добытых лекарственных растений так же нелегально продолжают уходить за рубеж.

Несмотря на принятые меры, летом нынешнего года Минприроды возбудило в Забайкалье 28 дел за добычу краснокнижной сапожниковии. Рейды по обнаружению нарушителей проводят сотрудники полиции с представителями регионального профильного министерства. Штрафы для копателей (а это в основном частные лица) смешные — 3—5 тысяч рублей. Но это по сравнению с заработком от незаконного бизнеса такая мелочь, что не особо пугает людей.

В начале августа, например, инспекторы Даурского заповедника на территории заказника «Долина дзерена» задержали жительницу села Дульдурга, которая накопала более 500 корней. В Нерчинском районе за два дня сотрудники прокуратуры изъяли 345 килограммов этого растения. В июле судебные приставы выдворили из Забайкалья 30 граждан Китая, которые открыто копали солодку на полях Оловяннинского района.

Проблема ещё и в том, что растения считаются возобновляемым ресурсом. Однако в реальности возобновить их популяцию практически невозможно по двум причинам. Чёрные копатели выдирают ту же солодку из земли настолько безжалостно, что не оставляют ничего для её сохранения, не говоря о размножении растения.

— Заметное издалека одиночное растение с исключительно семенным размножением уничтожить очень легко. Не останется маточных растений — возобновляться будет нечем, — считает Олег Корсун, кандидат биологических наук, доцент Забайкальского государственного университета, сотрудник Даурского заповедника.

Во-вторых, специально высаживать лилию, золотой корень, астрагал в местах их обитания никто не будет. Искусственное разведение лекарственных растений не даёт такого результата, как дикое произрастание: примером тому могут служить тот же женьшень и разница в его стоимости. Не зря сама природа выбирает наилучшее место для каждого вида. С истощением запасов одних видов перекупщики будут переключаться на другие. Достанется ли что-нибудь на российской земле нашим внукам или великий китайский пылесос оставит после себя пустыню?..

Цветки жёлтой лилии, внесённой в Красную книгу Забайкалья, китайские рабочие сушили, не скрываясь
Цветки жёлтой лилии, внесённой в Красную книгу Забайкалья, китайские рабочие сушили, не скрываясь
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments