-->

«Если это не ад, то что ад?»

Ситуация с собачьим приютом в Карлуке вышла на федеральный уровень
На фото — волонтер Ирина Кульгавая. Иркутянка помогает ставить капельницу маленькому щенку, вывезенному из приюта «Пять звезд». Теперь у него есть шанс выжить и обрести любящего хозяина
На фото — волонтер Ирина Кульгавая. Иркутянка помогает ставить капельницу маленькому щенку, вывезенному из приюта «Пять звезд». Теперь у него есть шанс выжить и обрести любящего хозяина

Так выглядит страница с петицией Елены Прадчук к руководству правоохранительных органов России. Люди активно подписываются, оставляют комментарии, в которых требуют самого сурового наказания тем, кто причастен к жестокому убийству животных и разворовыванию бюджетных денег
Так выглядит страница с петицией Елены Прадчук к руководству правоохранительных органов России. Люди активно подписываются, оставляют комментарии, в которых требуют самого сурового наказания тем, кто причастен к жестокому убийству животных и разворовыванию бюджетных денег
Скриншот видео из приюта с комментариями депутата Госдумы Владимира Бурматова. В этих белых мешках — тела собак. Взрослых и щенят. Страдание для всех: самих животных и людей, которые это видят. Если чиновники считают, что это норма, то гуманнее было бы их просто усыпить, чем обрекать на мучительную смерть
Скриншот видео из приюта с комментариями депутата Госдумы Владимира Бурматова. В этих белых мешках — тела собак. Взрослых и щенят. Страдание для всех: самих животных и людей, которые это видят. Если чиновники считают, что это норма, то гуманнее было бы их просто усыпить, чем обрекать на мучительную смерть
Страница сайта «Новой газеты» с красноречивым заголовком. Действительно, в контексте всего случившегося название «Пять звезд» звучит как издевательство над человеческими чувствами
Страница сайта «Новой газеты» с красноречивым заголовком. Действительно, в контексте всего случившегося название «Пять звезд» звучит как издевательство над человеческими чувствами
Кадр из новостного сюжета ТК «АИСТ», где Елена Прадчук по горячим следам рассказывает о том, что она и ее соратники увидели в приюте «Пять звезд». И о том, с какой агрессией столкнулись, когда попытались взять тело одной из погибших собак на экспертизу
Кадр из новостного сюжета ТК «АИСТ», где Елена Прадчук по горячим следам рассказывает о том, что она и ее соратники увидели в приюте «Пять звезд». И о том, с какой агрессией столкнулись, когда попытались взять тело одной из погибших собак на экспертизу

Две недели назад приют «Пять звезд» для бродячих животных в поселке Карлук под Иркутском оказался в центре новостной повестки, на этот раз федеральной. Убедиться в этом может каждый, набрав в поисковой строке Яндекса или Гугла название «Карлук». «Новая газета», «Дейли-шторм», «Такие дела», ТАСС, РИА… Во многих публикациях и видео встречается слово «концлагерь» или «живодеры». Вот лишь несколько: «Кто «просмотрел» приют-живодерню?», «В иркутском приюте животных замораживали живьем», «В Иркутске волонтеры обнаружили настоящий концлагерь для собак», «Привез, убил — пять тысяч в карман», «Живодерня «Пять звезд» (18+)» и т. д.

Началось все с шокирующих кадров, снятых в приюте «Пять звезд» общественным инспектором Росприроднадзора в сфере обращения с безнадзорными животными Еленой Прадчук. Смотреть их не каждому по силам: в холодных вольерах пока еще живые собаки рядом с мертвыми. Воды и еды в мисках нет. Некоторые животные в крайней степени истощения и обезвоживания, у 80% признаки чумы, энтерита и глистной инвазии… Но это еще не самое страшное: в комнате для хранения биологических отходов Елена обнаружила трупы собак и кошек — истощенных, замерзших, окровавленных, со следами побоев. Ими были заполнены холодильные камеры. Здесь же, в коробке, скрючившись, лежали полуживые щенки; видимо, их принесли умирать…

Еще одно шок-видео из «Пяти звезд» выложил в «Инстаграме» основатель центра помощи бездомным животным в Ангарске Вадим Матвиенко. Вот как его описывает депутат Государственной Думы Владимир Бурматов на своей странице в «Инстаграме»: «Там трупы... Гора трупов убитых бездомных животных. Судя по видео, часть из них убили прямо при отлове. Кого-то заморозили в мешках, возможно, заживо — там щенки смерзшимся комом. Кого-то бросили умирать в вольерах рядом с еще живыми собаками. Если это не ад, то что ад?»

Депутат обратился к губернатору Кобзеву, МВД и прокуратуре с просьбой взять это дело на личный контроль. По его словам, совершено серьезное, тяжелое преступление: «Здесь минимум две уголовные статьи. Жестокое обращение с животными (причем часть вторая, группа лиц по предварительному сговору, в отношении двух и более животных), это пять лет лишения свободы. И нецелевое расходование бюджетных средств (поскольку умерщвление безнадзорных животных законодательно запрещено)».

Реакция общества была мгновенной, уже на следующий день пошла волна обращений зоозащитников, блогеров, журналистов, студентов-ветеринаров и т. д. Прокуратура объявила о проведении внеплановой проверки. Тем временем зоозащитники вывезли 150 собак из приюта в питомник «К-9». Сейчас их выхаживанием занимаются волонтеры. К сожалению, несмотря на все усилия, многих животных спасти не удалось.

Однако цель этой публикации не в живописании леденящих душу подробностей. Цель — понять, как и почему деятельность приюта, название которого стало токсичным, возможна на протяжении как минимум десяти лет.

Как минимум десяти… Если кто не знает, тема карлукского приюта всплывала в местных СМИ и раньше, в том числе и в «Пятнице». Впервые наши журналисты побывали в приюте 11 лет назад — в то время он назывался «БайкалВет». Поводом стала информация от волонтеров, которые, так же как и теперь, обнаружили на его территории истощенных, умирающих от голода и холода (в тот год зимой стояли затяжные морозы) собак. А за забором зоозащитники увидели кучу пластиковых мешков с трупами. Сверху лежали еще живые собаки, которые бились в конвульсиях. «Это не приют — это настоящий концлагерь», — говорили волонтеры. Большой резонанс также получило жестокое видео из приюта, на котором собаку удавкой запихивали в мешок — покупателю на шашлыки. По словам зоозащитников, здесь это обычная практика.

В 2011 году «Пятница», несмотря на активное противодействие, снова побывала в приюте и убедилась, что после всех жалоб и публикаций ситуация не изменилась и рассказы зоозащитников об ужасных условиях содержания собак — это не вымысел. Животные страдали от голода и жажды, во многих клетках не было даже воды. От смотрителя несло алкоголем, он едва держался на ногах. Складывалось ощущение, что собак сознательно морят голодом и не лечат, чтобы поскорее сдохли естественным путем.

Общественность возмущалась, зоозащитники организовывали пикеты и митинги, писали жалобы и обращения в органы правопорядка. Кинолог Виктория Косинская даже приковывала себя в знак протеста к решетке напротив окон мэрии. Кстати, «Пятница» тоже обращалась в прокуратуру Иркутского района. И так из года в год: сюжеты по ТВ и публикации в СМИ, пикеты, заявления, обращения, депутатские комиссии, прокурорские проверки, бессчетное количество жалоб с требованием закрыть приют… И что? А ничего. На все требования общественности официальные органы в лучшем случае обещали разобраться, в худшем отвечали «нарушений не выявлено» или «нет оснований». Сам директор приюта Александр Солдатов в ответ на обвинения говорил, что это постановка и провокация с целью его опорочить и отнять тендер.

Знаете, ситуация с приютом очень напоминает историю с «Боярышником». Многие годы люди возмущались, взывали, требовали, умоляли прекратить продажу смертельного суррогата, но чиновники отмалчивались или говорили «нет оснований», мол, это же не для питья продается, а для ванн. Для ванн! И только после трагедии с массовой гибелью людей власть буквально за неделю прикрыла торговлю смертельным зельем, а правоохранители оперативно нашли и арестовали фигурантов. Неужели и в случае с карлукским приютом должно произойти нечто такое же чудовищное, чтобы волосы встали дыбом? Хотя трудно вообразить, что может шокировать больше того, что мы уже увидели.

Так все-таки почему приют продолжает работать? Почему из года в год, несмотря на токсичный шлейф, выигрывает тендеры? Почему исполнительная власть и надзорные органы не реагируют на обращения или ограничиваются отписками?

Общественный инспектор Елена Прадчук уверена, что дело в коррупционных схемах и что учредителей и владельцев приюта прикрывают чиновники из управления ветеринарии. «Столько жалоб было за эти годы, и все заканчивалось их отписками, что все в порядке», — говорит она.

По подсчетам Елены, за десять лет в приюте было умерщвлено до 50 000 (!) собак и кошек. Такой вывод она сделала на основании изучения бюджетов и документов по аукционным закупкам. Прадчук не сомневается, что большую часть животных в приюте просто уничтожали. По ее словам, у собственника Солдатова нет никаких подтверждающих документов на выполненные работы, только акты. И вообще, сама организация незаконна, ее не может быть на территории жилого дома. Но никто на это не обращает внимания.

О том же говорит руководитель приюта «Кошкин дом» в Иркутске Елена Фрейя:

— Там крутятся большие деньги, десятки миллионов, и здесь замешан не только Солдатов, но и другие, скорее всего, государственные лица, которые обязаны соблюдать законы, вести учет, что у него происходит. Однако этого нет. Выводы сами напрашиваются.

Кстати, о деньгах. Елена Прадчук уверена, что из денег, которые «БайкалВет» выигрывал на аукционах по регулированию численности безнадзорных животных (только в нынешнем году компания получила муниципальные контракты на 20 миллионов рублей), на лечение и питание приютских собак и кошек не было потрачено ни рубля.

— Все время собак кормили волонтеры. Постоянно в соцсетях проходили сборы на этих животных. Мало того что власть выделяла деньги, так еще и волонтеры их за свой счет кормили, — утверждает Елена.

Сразу после поездки в Карлук Прадчук составила и выложила на портале Change.org петицию «Привлечь к уголовной ответственности Солдатова А.П.». В ней она обращается к руководству СКР и Генпрокуратуры с просьбой проверить «законность деятельности данной организации по фактам жестокого обращения с животными, нецелевого расходования и открытого воровства бюджетных средств группой лиц. Привлечь Солдатова А.П. и Солдатову А.Ю. к уголовной ответственности с возвратом в бюджет незаконно присвоенных средств в особо крупном размере». Также провести проверку на предмет бездействия все эти годы Управления ветеринарии Иркутской области, Роспотребнадзора Иркутской области, Россельхознадзора Иркутской области.

К моменту сдачи материала в номер петицию подписали более 41 000 человек.

Но поможет ли все это: публикации СМИ, петиции, обращения? Кажется, уже все перепробовали, и все было бесполезно. Елена надеется, что на этот раз все получится.

— У нас заявлен митинг на 28 ноября, — говорит она. — Пока не знаю, разрешат ли. Сейчас мы выносим ситуацию на всероссийский уровень, со мной связался московский центр защиты прав животных «Вита», мы выслали им всю информацию. На нас выходил Первый канал, он также заинтересован. Мы поняли, что на местном уровне решить проблему невозможно.

Разумеется, «Пятница» не может утверждать, что деятельность приюта основана на коррупционных связях и схемах. Но многолетняя лояльность по отношению к руководству «Пяти звезд» со стороны местных чиновников и проверяющих органов действительно вызывает вопросы. Если это не коррупция, то что? Может быть, чиновники по-прежнему живут представлениями 30-летней давности, когда мучить и убивать безнадзорных животных считалось нормой? И не понимают, что мир давно изменился, общество изменилось и сегодня такое обращение с животными является нетерпимым? Но тогда зачем нам такие чиновники?

Также мы допускаем, что Александр Солдатов ни в чем не виноват, в приюте все прекрасно, а все атаки на него носят заказной характер. Тогда в чем проблема? Возбуждайте уголовные дела против зоозащитников, активистов, депутата Бурматова и доказывайте, что все их обвинения являются инсинуациями и клеветой. И поймите, дальше списывать проблему на городских сумасшедших и нездоровую конкуренцию у вас не получится.

Переместить — и все?!

Узнав об инциденте в приюте «Пять звезд», губернатор Кобзев написал на своей странице в «ВКонтакте»: «Такое отношение к животным не просто недопустимо — бесчеловечно. Буду держать дело на личном контроле».

Однако 17 ноября во время прямой линии он был более осторожен в словах и оценках. Отвечая на вопрос «Как власть могла допустить такое живодерство?» Кобзев сказал, что предупредил собственника приюта (то есть Александра Солдатова), что размещение объекта не соответствует закону. И что собственник заверил, что планирует переместить приют в другое место. Также губернатор сказал, что решение по приюту будет принято после того, как правоохранительные органы завершат проверку. Уважаемый Игорь Иванович, извините, но общественность ждала от вас не этого. Зачем перемещать приют? Чтобы собаки продолжали страдать и умирать на новом месте? По поводу проверок правоохранительных органов уже заранее можно прогнозировать, что их итог будет традиционным «нарушений не выявлено», ну или выявят пару незначительных. Игорь Иванович, люди ждали не «перемещений» и «проверок», а что вы проявите политическую волю и закроете эту позорную страницу раз и навсегда.

Требуется помощь

Дорогие читатели, если у вас есть желание помочь в спасении животных из приюта, вы можете перечислить любую сумму на карту Сбербанка 4274 3200 4806 8160 (Елена Евгеньевна Прадчук).

Это публикация «Пятницы» 2011 года о пикете зоозащитников под лозунгом: «До каких пор администрация Иркутска будет спонсировать концлагерь для бездомных животных в п. Карлук?». Напротив входа в мэрию активисты выставили шокирующий баннер с изображением доведенной до истощения собаки и надписью: «Название другое — концлагерь тот же». Для максимального привлечения внимания Виктория Косинская, организатор пикета, пошла на то, чтобы приковать себя наручниками к чугунной ограде. Прошло 10 лет. Зоозащитники все так же протестуют, чиновники называют их городскими сумасшедшими
Это публикация «Пятницы» 2011 года о пикете зоозащитников под лозунгом: «До каких пор администрация Иркутска будет спонсировать концлагерь для бездомных животных в п. Карлук?». Напротив входа в мэрию активисты выставили шокирующий баннер с изображением доведенной до истощения собаки и надписью: «Название другое — концлагерь тот же». Для максимального привлечения внимания Виктория Косинская, организатор пикета, пошла на то, чтобы приковать себя наручниками к чугунной ограде. Прошло 10 лет. Зоозащитники все так же протестуют, чиновники называют их городскими сумасшедшими
Материалы в тему: 

Что у нас с собаками?

Приют для бродячих животных в Карлуке пытается стать человечнее? Снова ситуация вокруг приюта для содержания бездомных животных в Карлуке в зоне пристального внимания общественности. Сентябрьская публикация «Пятницы» «Собачий концлагерь» получила огромное количество читательских откликов. Причем все граждане говорили о солидарности с защитниками животных, возмущенных условиями содержания собак в приюте. В сегодняшнем номере — продолжение темы.Большой секрет маленькой фирмыНапомним, в начале сентября «Пятница» вместе с волонтерами посетила приют для бродячих собак в Карлуке и обнаружила там гол...