Фермерский остров: жизнь и работа посреди Ангары

Необычное животноводческое хозяйство находится в Усольском районе: ферма Андрея Киреева в шаге от того, чтобы стать первой в Иркутской области овцеводческой племорганизацией
Андрей Киреев любит свою работу и гордится ею
Андрей Киреев любит свою работу и гордится ею

Баннер рядом с фирменным магазинчиком
Баннер рядом с фирменным магазинчиком
Дорога на остров через реку
Дорога на остров через реку

Разведением овец жителей Иркутской области удивить, казалось бы, трудно. И это понятно: живём на бурятской земле, где овцеводство всегда считалось одним из основных видов животноводства. И всё-таки жителю Усолья-Сибирского Андрею Кирееву удаётся впечатлить стороннего наблюдателя: мало того, что вкус баранины он распробовал всего-то лет пять назад, так ещё и хозяйство своё расположил не абы где, а на острове посреди Ангары! Сейчас на его ферме порядка 1600 овечек. А ещё есть кони, коровы, кролики и козы. А главное — уже этой весной Киреев намерен добиться для своего хозяйства статуса «племенное», организовав первую в Иркутской области ассоциацию овцеводов и козоводов.

Тельмоградский парень

— Я поставил себе цель — накормить народ, — говорит Андрей Николаевич. — А кормить его следует качественными продуктами, правильно?

Мы встречаемся с Киреевым возле магазинчика с фирменной продукцией. В Усолье-Сибирском он открылся совсем недавно — в начале сентября. Как объясняет Андрей Николаевич, только в этом году он решил заняться мясной переработкой: выкупил мясной цех, отремонтировал, модернизировал. Запустил линию колбас, пельменей, полуфабрикатов. В планах — запуск технологии вакуумной упаковки свежего мяса и собственной консервной линии.

— Кролики в собственном соку — ну ведь вкусно же? — Киреев даже не спрашивает, он абсолютно уверен в том, что говорит.

Про таких людей, как Андрей Николаевич Киреев, говорят — человек-двигатель. Обо всём толкует с улыбкой, интересом, с любовью. Слушая, невольно заражаешься его идеями, и тогда даже самые амбициозные проекты кажутся вполне осуществимыми. Поэтому и тянутся к Кирееву люди, он с лёгкостью окружает себя единомышленниками.

— Овцеводческая ферма, кролиководство, козоводство, рыбоводство, туристическая база, экодеревня, агрокооператив, племенной репродуктор — это всё КФХ Киреева! — перечисляет Андрей Николаевич с неизменной улыбкой. — А если кто со стороны скажет, что я распыляюсь, то отвечу: всё под контролем! На всех постах у меня расставлены надёжные люди — партнёры и соратники. Представляете, что будет, когда мы ещё и региональный кооператив создадим?

О том, как он попал на остров, Андрей Николаевич, всё так же посмеиваясь, рассказывает: случайно! На карте данный остров обозначен как Большой, его площадь — 30 квадратных километров. Чтобы добраться до острова, надо выехать из города, проехать мимо каменного карьера, развалин бывших строений ГУФСИН и свернуть к Ангаре. В одном месте дорога раздваивается, но Андрей Николаевич успокаивает: «Все дороги ведут к нам».

— Летом тут безумно красиво! — комментирует он по ходу движения. — Пока по земле едешь, со всех сторон озёра окружают, а сама Ангара в этом месте широкая, судоходная. Вроде и от города недалеко — каких-то 5—7 километров, но какой чистый воздух!

Животных на острове разводили ещё в советское время. Паслись здесь и животные с частных подворий. Но потом у части земли появился хозяин — фермер и по совместительству знакомый Киреева.

— Приплыл я к нему как-то на лодке, — вспоминает Андрей Николаевич, — грибов насобирать. Я, надо отметить, на тот момент занимал должность руководителя Усольского лесхоза, ни о каком животноводстве не помышлял. Но остров тогда входил в подразделение лесхоза, и я, глядя на всю эту красоту, решил туризмом заняться. Беседки, баньки подумывал поставить, организовать культурный отдых. А с товарищем договорился, что он мне мясо поставлять будет.

На том и решили. Киреев через районную администрацию приобрёл в собственность 35 гектаров земли на острове, оформил КФХ (параллельно решил лошадьми заниматься).

— Сам-то я деревенский, — говорит, — тельмоградский — из Тельмы значит. С живностью с детства знаком: родители курочек, свиней, КРС держали. А супруга моя сейчас хаски увлекается. Вот и подумалось мне: летом будем гостей на лошадях катать, а зимой — на собачьих упряжках…

«Хрустальный» мост

В 2012 году Кирееву пришлось выкупить у своего друга всё хозяйство, точнее то, что от него осталось. Не у всех получается развернуться. Начал потихоньку возводить постройки, загоны. Возложенные на коневодство надежды не оправдались: сбыть мясо оказалось не так просто. И тут Киреева осенило.

— Я решил заняться овцеводством! — восклицает. — Обратился в минсельхоз. Там мне рассказали: овцеводство у нас в области не особо развито, но в правительстве есть грантовая поддержка, можете участвовать. Посоветовали съездить в Читу, на региональную овцеводческую выставку. В Чите я познакомился с местными бурятами, они мне баранинки молоденькой наварили — так понравилась! Думаю, в нашем регионе люди баранину-то ещё и не распробовали как следует! А тут эта полудикая порода — буубэй. Неприхотливая, ветров не боится, сама по внешней среде размножается… В общем, вдохновился я! Думаю, вот такое мне на остров и надо!

За дело взялся основательно. Вместе с партнёром Геннадием Жуковым составил бизнес-план, докупил техники, земли (сенокосы и пастбища) и в 2015 году выиграл грант на семейную животноводческую ферму. Это была просто неоценимая помощь в развитии. На выделенные 10 миллионов из бюджета построил ферму, закупил недостающую технику — плуги, бороны, косилки.

— Приобрёл 315 овечек — 300 «девчонок» и 15 «мальчишек», — с неизменной улыбкой продолжает Киреев. — А попутно и 30 голов КРС калмыцкой породы — очень уж мне приглянулись эти полудикие коровы.

Со временем овечье стадо разрослось до 1600 голов, «калмычек» стало больше сотни. Ещё и 300 кроликов добавилось. Но уже первый год показал, что животные хоть и дикие, а уход за ними нужен. Чтобы ставить прививки, разрабатывать рацион кормления, в штат пришлось взять ветеринара и зоотехника. Сейчас на острове трудится более 15 человек. Скотники, механизаторы — все живут тут круглогодично.

— Я и сам поступил в сельхозакадемию, на зоотехника, — продолжает мой собеседник. — Раз уж решил связать свою жизнь с животными — знания, как ни крути, нужны. Где люцерны, где клевера для витаминов подсеем. Берём кровь, сдаём на анализ — смотрим, каких микроэлементов не хватает. И заказываем соль-лизунец с добавками. С этого года ввели в рацион сенаж, дробим кормосмесь — горох, вику, ячмень, пшеницу, и добавляем всё в тёплую водичку. Не дай Бог, холодную — закашляют, заболеют! Так что воду мы им специально подогреваем.

За разговорами наконец подъезжаем к зимней переправе. Когда Киреев по телефону предупреждал: «Наморозим», думалось мне — шутит, мол, морозов ждёт, тогда и поедем. Ан нет! Вижу я дорогу из чистого льда, перед ней — шлагбаум, а вокруг острые торосы.

— Летом до острова на пароме добираемся, — объясняет Андрей Николаевич, — во время ледостава — на аэролодке. Но это месяц-полтора, не больше. Особого смысла рисковать нет, поэтому все продукты и вещи для работников на остров стараемся ещё по осени завезти. А потом уже ледовую переправу намораживаем.

Намораживают дорогу основательно. Едва лёд схватывается, его толщину контролируют — бурят лунки. Как становится возможным — кладут деревянные настилы и сверху поливают водой. По такой, хрустальной на вид, дороге и танк без проблем проедет.

И отдохнуть, и поесть

— А где барашки-то? — спрашиваю я, не подозревая, что до овчарни мне предстоит увидеть ещё много интересного.

Первым делом проезжаем капитанский мостик — официальную летнюю переправу. За ней целый комплекс, посвящённый рыбацкому конкурсу: здесь кухня, гостевой дом, деревянная скульптура и даже пьедестал почёта. Оказывается, на этом месте Киреев уже два года проводит городской турнир по спиннинговой рыбалке. А щука на баннере неспроста — в этом заливе её просто видимо-невидимо.

— В дальнейшем это тоже станет частью экодеревни, — продолжает Киреев. — А вот и она!

Деревни, правда, ещё нет — это в перспективе. Но задумка хороша: четыре дома-башни, огороженных частоколом, а между ними — массивные ворота. Посередине — площадь, тут же и гостевой дом с харчевней. Чуть дальше — ипподром. Пока что несколько строящихся домов — будущие «царские хоромы», «купеческие палаты». Даже для «челяди» место найдётся — можно палатку поставить.

— В старинном русском стиле деревенька будет, — мечтательно улыбается фермер, — Спасская слобода. Каждый желающий сможет пожить на природе, вдали от городской суеты. Мы уже и над приложением для смартфона в сфере сельского туризма работаем. Захочет человек — ему всё в одном месте предложат, любой вид отдыха — активный или не очень, если кухня, то мясо или рыбу… Я уверен, к нам не только со всей Иркутской области ездить будут, но и со всей страны!

— А рыба-то какая? Щука, что ли? — удивляюсь.

— Это ещё один наш проект, — посмеивается Киреев. — Мы взяли в Ангарске рыбоводческий завод — в районе ТЭК-10, где тёплые озёра, и уже создали свою ассоциацию рыбоводов и рыболовов. Пока карпов и форель разводим, в планах — пелядь и осётр.

— Вы, я смотрю, реально настроены накормить всю область? — пытаюсь шутить в тон собеседнику.

— И не только! — неожиданно Андрей Николаевич становится серьёзным. — К нам уже приезжали из Московского института овцеводства и козоводства. С их поддержкой мы планируем затянуть под свои знамёна всех, кто занимается в нашем регионе овцами и козами, создать областную ассоциацию. Будет ассоциация — будет проще стучаться в двери минсельхоза, проще оказывать услуги зоотехника и ветеринара. Получив статус племенного репродуктора, сможем улучшать поголовье с помощью как естественного, так и искусственного осеменения. Помощь в доставке, приобретении кормов, разработке рациона — всё на себя возьмём. Это позволит создать мощную кооперацию, а значит увеличить продажи мяса. Мы не только Иркутскую область, но и Красноярск, и Новосибирск накормим...

Ради качественной жизни

Статус племенного репродуктора, первого в Иркутской области, КФХ Киреева планирует получить уже весной этого года. А чтобы мечты реализовывались и дальше, будет участвовать в различных региональных и федеральных программах. Так, в планах взять грант на приобретение модернизированного мясоперерабатывающего оборудования. В Иркутской области для таких проектов даже разработана информационная система для сельскохозяйственной отрасли региона. Платформа снижает административные барьеры при оформлении государственных субсидий и позволит производителям сельхозпродукции направлять и согласовывать с региональным министерством сельского хозяйства заявки на получение субсидий и грантов дистанционно. Представители агробизнеса при этом заранее будут знать, какую денежную сумму они смогут использовать в следующем сельскохозяйственном году. В планах Киреева также получить грант на открытие убойного цеха — в Усолье либо в Тельме.

— На одном энтузиазме-то сельское хозяйство не поднимешь? — стараюсь поймать в кадр шустрых овечек, а заодно поддерживаю разговор.

— Если честно — да, — вздыхает Киреев. — Но помощь есть! Главное — грамотно её взять. Вот если сейчас всё получится и мы получим статус племенного мясного репродуктора, то на каждую овцу минсельхоз будет выделять средства — по 1500 рублей. Это же какая хорошая поддержка! К тому же перспективы овцеводства, я уверен, огромны. Да, шерсть сейчас не котируется, да и порода у нас мясная, у неё подшёрсток жёсткий. А вот овчина от нашей породы — вот это тема! Можно в дальнейшем полушубки шить, жилеты. Экотуризм стрельнет на острове — можно будет прямо там это и реализовывать.

— Андрей Николаевич, но неудобно ведь, наверное, на острове работать-то? — пытаюсь я понять столь экзотическое фермерство.

— Замкнутая среда, вольный выпас, свежая травка, экологически чистое питание у скота — разве это плохо? — снова веселеет Киреев. — В этом и отличие мелких крестьянских фермерских хозяйств от титанов вроде мясокомбинатов: у нас совершенно другая продукция. Мои технологи, например, разрабатывают свои рецепты, в которых кроме мяса, шпика и соли ничего больше нет. И надо, чтобы люди поняли, что такое натуральная еда.

Когда они поймут, что такое качество, мы и расцветём. Мы — это и фермеры, и потребители, и область.

Успешная реализация проекта овцеводства удаётся благодаря региональному правительству: в 2015 году фермер Киреев получил грант «Семейная животноводческая ферма» на 10 млн руб. По программе от профильного министерства и при поддержке губернатора Сергея Левченко в Иркутской области за три года удалось значительно увеличить гранты для тех, кто занимается сельским хозяйством. С 2015 года гранты на развитие семейных животноводческих ферм получили 48 человек, на общую сумму более 520 млн руб. И сельское хозяйство откликнулось. Сейчас у активных людей, живущих и работающих в селе, появляется множество разных, и в том числе оригинальных, предложений.

У овечек всегда полная кормушка
У овечек всегда полная кормушка
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments