ФОКи не попали в список

Депутат Государственной думы Михаил Щапов: «В перечне объектов, освобождённых от экоэкспертизы на Байкальской природной территории, не учтён ряд важных моментов»
Депутат Государственной думы Михаил Щапов
Депутат Государственной думы Михаил Щапов

Депутат Государственной думы Михаил Щапов прокомментировал утверждённый правительством РФ перечень объектов социальной инфраструктуры, строительство которых на Байкальской природной территории больше не потребует экологической экспертизы. По мнению депутата, то, что правительство наконец перечень утвердило, — положительный момент. Однако это сделано с большим опозданием — закон был принят ещё в 2019 году, вступил в силу 1 июня 2020 года, но без подзаконного акта оставался нерабочим. Ряд важных моментов, на которых настаивали депутаты во время подготовки закона, в подзаконном акте был проигнорирован.

— Правительство РФ опубликовало распоряжение, которым утверждается перечень объектов социальной инфраструктуры, проектная документация на строительство которых не является объектом государственной экологической экспертизы. В конце прошлого года после долгих дискуссий с Минприроды РФ Госдума приняла закон, который отменил экологическую экспертизу для социальных объектов на Байкальской природной территории, за исключением тех, что находятся в Центральной экологической зоне. Утверждённый на днях перечень этих объектов принят с учётом большинства наших предложений. Хотя министерство опоздало с ним почти на три месяца.

Теперь проекты школ, садиков, учреждений культуры, ФАПов не нужно направлять на экологическую экспертизу, только на государственную. Это экономия времени и денег — прохождение экоэкспертизы занимало от полугода и требовало около 800 тысяч рублей за проект. Также в перечень дополнительно были включены приюты и ночлежки для бездомных. Это правильно.

Но вместе с тем в проект по непонятной причине не попали ФОКи — физкультурно-оздоровительные комплексы. Только спортивные площадки. Исключены иные объекты, предназначенные для занятия детей физкультурой и спортом — пристройка спортзала к сельской школе на БПТ потребует экологической экспертизы. Мне не очень понятно, какую угрозу для Байкала может нести спортзал где-нибудь в Свирске или Качуге.

В итоговом варианте документа чиновники проигнорировали важные условия, на которых настаивали мы с коллегами.

Мы добивались, чтобы правительство исключило такие условия освобождения объектов от обязательной экспертизы, как финансирование строительства из бюджета и подключение к централизованной системе водоотведения. Первый пункт не имеет отношения к охране природы и экологии, а второй на БПТ выполнить невозможно, поскольку большинство поселений на той территории не имеет канализации как таковой.

Изначально представители министерства согласились с нашими доводами и учли их в первых редакциях перечня, но в утверждённом правительством варианте в разделе медучреждений речь идёт о государственной и муниципальной системе здравоохранения. Это отсекает от правовых послаблений частные клиники. За пределами БПТ экоэкспертизу не проходят ни те ни другие.

Мы изначально требовали прописать критерии объектов, которые выводятся из-под экоэкспертизы, в тексте закона, а не выносить его в подзаконный акт. В законодательстве о Байкале и без того слишком многое регулируется подзаконными актами, которые профильное ведомство может изменить в любой момент, без обсуждения с Думой и общественностью.

Тем не менее, перечень принят, закон заработал. Исполнение перечня, как и его дальнейшую доработку, я беру под свой контроль.

Справка

28 июня 2014 года Государственной думой РФ был принят ФЗ № 181 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об экологической экспертизе» и ФЗ № 94 «Об охране озера Байкал», по которому на территории Байкальской природной территории запрещаются строительство новых хозяйственных объектов и реконструкция действующих без положительного заключения государственной экологической экспертизы федерального уровня для проектной документации. 

16 декабря 2019 года был принят закон, который отменял экоэкспертизу для строящихся и реконструируемых «социальных объектов» в буферной зоне и зоне атмосферного влияния Байкальской природной территории.  Понятие «социальные объекты» в законе не расшифровывается, это сделано в подзаконном акте-перечне, утверждённом 19 августа 2020 года правительством РФ.