К легендарному рубежу

Молодежная экспедиция прошла на КамАЗах до Халхин-Гола маршрутом Красной армии
На четырех КамАЗах ребята преодолели расстояние почти в 5 тысяч км. Из удобств в кузовах авто были лишь специально оборудованные настилы из мебельного поролона. На каждый грузовик приходилось по 12—15 человек.
На четырех КамАЗах ребята преодолели расстояние почти в 5 тысяч км. Из удобств в кузовах авто были лишь специально оборудованные настилы из мебельного поролона. На каждый грузовик приходилось по 12—15 человек.

Трехнедельное путешествие в кузовах суровых машин, почти пять тысяч километров степей и бездорожья… В начале сентября в Иркутск вернулась экспедиция «Пламя гордости за Победу», приуроченная к годовщине разгрома японских захватчиков советскими и монгольскими войсками. Об исторической памяти, национальном характере, бытовых и дорожных сложностях мы поговорили с председателем правления регионального общественного фонда поддержки участников боевых действий «Ветеран», руководителем V международной молодежной экспедиции Олегом Торским.

Жесткий отбор

— В экспедиции участвовали 40 девушек и юношей, кто эти ребята?

— Представители молодежных организаций и областных общественных движений, учащиеся вузов и колледжей, молодые ученые, рабочая молодежь. Вместе с девушками и парнями из Приангарья и Бурятии в экспедиции участвовали три монгольских студента, а также журналисты, съемочная группа, водители, доктор и члены штаба в лице участников боевых действий в Афганистане, Чечне, Донбассе, Сирии. В общей сложности около 60 человек.

— Отбор был серьезный?

— Более чем. В борьбе за право на участие в экспедиции ребята возрастом от 18 до 30 лет прошли через серьезный конкурс. Они писали научно­исследовательские работы, сдавали нормы ГТО, проходили обучение, строевую подготовку. Многочасовые переезды, сложные климатические условия, отсутствие привычных удобств и комфорта — без этого не обходится ни одна экспедиция. Отсюда и столь высокие требования к физической подготовке и состоянию здоровья. Из 120 претендентов отбор прошли около полусотни. Еще несколько человек отсеялись позже — кто­то накануне заболел, кого­то, увы, не отпустили с работы.

— Все ребята в экспедиции были новичками?

— Нет, были 10 человек и из «старой гвардии», которые участвовали в экспедиции 2014 года. Очень уж мальчишки и девчонки рвались в бой, и мы не стали препятствовать. Одна девушка, чтобы не пропустить поездку в Монголию, даже прервала свою практику в Париже. Приехала из Франции, съездила на Халхин­Гол и обратно. И мы, конечно, не пожалели, что взяли бывалых бойцов. Где­то они новичков дисциплинировали, где­то подбадривали, поднимали дух.

— Знаю, путь был непростым, сложно приходилось?

— Да, иной раз очень. На четырех КамАЗах мы прошли по территории России и степям Монголии около пяти тысяч км, преодолев маршрут Иркутск — Улан­Удэ — Улан­Батор — Халхин­Гол — Иркутск за 20 с лишним дней.

— Сколько часов ежедневно проводили в дороге?

— По­разному. Когда шесть, когда восемь, а когда и 20. Самыми сложными переходами выдались два участка пути. Первый — от Дархана до Улан­Батора, где шел ремонт. Это почти 200 км. И второй — это 370 км от Чойбалсана до Халхин­Гола, где из­за непролазной грязи и бездорожья накануне застряли 40 авто. Причем до последнего было неясно, пропустят нас или нет. К счастью, нам удалось убедить минобороны Монголии, что «танки» наши справятся.

— И справились?

— Да. Правда, шли мы реально долго, почти 20 часов. Благо машины у ДОСААФ подготовленные, а водители — крепкие, профессиональные. Мы же помогали им как могли. И даже попеременно меняли ребят в кабинах водителей, чтобы молодежь их подбадривала, развлекала.

— В Улан­Баторе к вам присоединилось 80 ребят с монгольской стороны. А как молодежь общалась, языковой барьер не мешал?

— Во­первых, экспедицию сопровождали переводчики, а во­вторых, все командиры монгольских отделений были русскоговорящими. Способствовала общению и сама атмосфера — неформальная, походно­полевая. Экспедиция не разделялась на наших и не наших — ребята вместе соревновались, шагали строем, ели, что называется, из одного котла.

Динамичная встреча с Путиным

— Столько времени в пути, чем ребята занимались в кузовах машин?

— Кто чем. Одни разучивали песни, другие повторяли материал, обновляли информацию. Но большую часть пути ребята просто спали. Участие в мероприятиях требовало сил и выдержки, и мальчишки, и девчонки очень уставали.

— Программа была насыщенной?

— Конечно. По пути следования мы останавливались в населенных пунктах и воинских частях, встречались с местными жителями, принимали участие в конференциях, соревнованиях и памятных торжествах. В числе наиболее знаковых — юбилейная выставка в Улан­Баторе, встреча ветеранов Афганистана, России и Монголии, высадка аллеи Победителей и, конечно, парад в честь 80­летия Победы с участием главы Монголии Халтмаагийн Баттулгой и президента России Владимира Путина.

— Видела в сети ваше фото с Владимиром Путиным. Это ваша первая встреча?

— Нет, каждая наша экспедиция не обходится без памятных мероприятий с участием первых лиц государства. И всякий раз впечатления яркие, позитивные. Авторитет у экспедиции высокий, наш опыт ценят. Встреча была динамичной, формат не предполагал долгой беседы, но мы успели обменяться приветствиями. Владимир Путин поблагодарил нас за нашу работу.

Накормят в каждой юрте

— А как вас принимали местные жители?

— Тепло и приветливо. В особенности категория 40+. То есть поколение, которое знает и помнит русский язык, которое училось в наших институтах. А вообще, в какую юрту ни зайди, везде тебя встретят, накормят, напоят.

— Любопытно узнать о бытовых условиях. Что ели, где спали?

— Иногда ночевали в казармах, но преимущественно в передвижных полевых лагерях, за что огромное спасибо службе тыла минобороны Монголии. Их представители шли с опережением, и когда мы останавливались на ночлег, экспедицию уже ждали палатки и горячая пища.

— Специфика монгольской национальной кухни чувствовалась?

— Да, она сытная, достаточно жирная. В ней много супов, много мяса. Я считаю монгольские блюда очень вкусными, питательными. Но для кого­то, возможно, они тяжеловаты.

— А что с погодой?

— С погодой повезло. Большую часть пути мы везли с собой солнце, ненастье отступало. А вообще, специфика местного климата в резкой смене температур и некоторой непредсказуемости. Каждая наша экспедиция приходится на вторую половину августа — начало сентября. И иногда наши путешествия сопровождаются заморозками до ­1, а иногда сумасшедшей сорокоградусной жарой.

Земля не зажила

— Одна из задач проекта — патриотическое воспитание молодежи. И все же интересно, как это работает, что ребят впечатляет больше всего?

— Впечатляет число погибших. Одно дело — видеть цифры в книжках, другое — 90 памятных плит лишь на одном из мест сражений. Впечатляют и территории, где поныне можно найти и гильзы, и осколки. К примеру, в 2014 году рядом с одним из мемориалов нами была обнаружена граната! Самая обыкновенная боевая граната. То есть ребята неспешно шагали, осматривали окрестности, и тут крик: «Всем стоять!» Интересно, что и земля на местах сражений до конца не зажила, по очертаниям легко угадывается — здесь шли танки, здесь стояли окопы. В этом специфика местных степей. Неслучайно национальная обувь монголов имеет приподнятый, закругленный носок, который оберегает почву.

— А участвовали в ваших экспедициях ребята, которых влекли в Монголию какие­то личные мотивы?

— Конечно. Причем иногда, как мне кажется, даже неосознанно. У меня в телефоне сообщение от мальчишки, которое пришло буквально вчера. Парень съездил с нами в Монголию, вернулся домой и с удивлением выяснил, что у него, оказывается, прадед воевал в Монголии. Более того, я и сам только после третьей экспедиции узнал, что мой дед — летчик Алексей Мартынов — участвовал в боях на Халхин­Голе. Воинская биография у него яркая, он прошел Финскую войну, Великую Отечественную войну, погиб в Китае в 1949­м. Но про его участие в боевых действиях на Халхин­Голе стало известно относительно недавно. И аналогичных историй, надо отметить, немало. И в этом тоже одна из задач нашего проекта — сохранение исторической памяти и преемственности поколений, противодействие фальсификации военной истории наших стран.

— А попытки имеют место быть?

— Да. Монголия с ее территорией, с ее огромными запасами полезных ископаемых интересна сейчас и Востоку, и Западу. И информационная война за умы идет. Причем преимущественно за молодые. Не зря в народе говорят: хочешь завоевать врага — воспитай его детей.

— Минувшая экспедиция стала пятой по счету. Как развивается проект?

— Идея родилась 15 лет назад, первая поездка состоялась в 2004 году. И если на западные направления поисковые, историко­мемориальные экспедиции тогда отправлялись, то на восточные — нет. Мы стали пионерами. Конечно, с тех пор проект вырос, приобрел статус. В этом году экспедиция была организована и проведена Иркутским региональным общественным фондом поддержки участников боевых действий «Ветеран» при поддержке Фонда президентских грантов. Неоценимую поддержку нам всегда оказывает и принимающая сторона, которая высоко оценивает нашу работу. Как­то мы присутствовали на совещании в министерстве обороны Монголии, и один из военачальников сказал: «Вы вернули нам национальную гордость». Такие слова дорогого стоят.

На ночлег участники экспедиции останавливались в палаточных лагерях, пищу готовили на военно-полевой кухне.
На ночлег участники экспедиции останавливались в палаточных лагерях, пищу готовили на военно-полевой кухне.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments