-->

Маленький подвиг по дороге с работы

Сотруднику Росгвардии Дмитрию Аскарову помимо должностных обязанностей неоднократно приходилось выполнять работу пожарного, спасателя и даже медицинского работника
Текст: Андрей Семакин , Фото: автора и из архива героя материала , Копейка , № 43 от 18 ноября 2020 года , #Общество
Дмитрий Аскаров
Дмитрий Аскаров

За безупречную службу Дмитрий Аскаров награждён разными знаками отличия,  в том числе ведомственной медалью МВД «За смелость во имя спасения»
За безупречную службу Дмитрий Аскаров награждён разными знаками отличия, в том числе ведомственной медалью МВД «За смелость во имя спасения»
Перед заступлением на очередное дежурство
Перед заступлением на очередное дежурство

«Вневедомственная охрана — она везде, — с такой фразы начинает разговор с корреспондентом «Копейки» прапорщик полиции, ныне сотрудник Росгвардии, Дмитрий Аскаров. — Назовите любую нештатную ситуацию — мы были там...» И это не бахвальство: за 11 лет службы в правоохранительных органах ему пришлось побывать во множестве переделок, в которых он кроме своих прямых должностных обязанностей выполнял работу пожарного, спасателя и даже медика...

Его боевое крещение случилось задолго до начала работы в правоохранительных органах. Будучи 18-летним пацаном, отбил дамскую сумочку у грабителя.

— Всё произошло в моём родном Иркутске II, — вспоминает Дмитрий. — Шёл себе спокойно в аптеку, чтобы купить отцу эластичный бинт — он руку повредил. Буквально на пороге меня чуть не сбил с ног выбежавший из помещения парень. Следом — женский крик: «Сумочку! Сумочку украл!» Ну я недолго думая развернулся и за злоумышленником помчался. Рядом ещё один мужчина бежал, но он быстро выдохся. Мне же помогла моя, скажем так, спортивная юность. Люблю бегать. В общем, догнал грабителя, попытался его повалить на землю, но он вывернулся, бросил сумку. Ну преследовать его уже не стал. Отдал имущество владелице. Там, кстати, денег-то было кот наплакал, как сказала пожилая тётенька — в основном документы разные.

Что потом? Да ничего. Выслушал слова благодарности, купил бинт да пошёл домой. А через три месяца призвали в Российскую армию. Служил в Свердловской области — в подразделении Ракетных войск стратегического назначения. Когда пришло время демобилизоваться, попросил командира, чтобы он дал мне рекомендацию для дальнейшего прохождения службы — в правоохранительных органах. Ну он и включил такой пунктик в мою характеристику.

Вернулся в Иркутск и уже через неделю прибыл в 5-й территориальный отдел тогда ещё милиции на улице Фурье. Дежуривший там капитан и определил дальнейшее направление моей жизни, отправив во вневедомственную охрану. Дальше три месяца стажировки, потом — учебный центр. С 1 января 2010 года числюсь штатным сотрудником правоохранительных органов. Начинал в милиции, затем стал полицейским, теперь вот под знамёнами Росгвардии. Суть нашей работы, впрочем, от названия службы никак не меняется — выезжая на дежурство, экипаж вневедомственной охраны оказывается на передовой в деле охраны общественного порядка в городе. И борьба с преступностью здесь только один из пунктов.

Оружие не понадобилось

О том, что милицейская служба и опасна, и трудна, Дмитрий убедился уже во время стажировки. Ни оружия, ни даже резиновой дубинки молодому сотруднику к тому моменту ещё не выдали — не положено. Пришлось при обезвреживании опасного преступника применить то, чем наградила природа... Не зря ведь боксом в юности занимался, а в армии серьёзно относился к тренировкам по рукопашному бою.

— Мы просто ехали по маршруту, — рассказывает Дмитрий, — в районе сквера Кирова услышали крики о помощи. Увидели, что мужчина с огромным поварским ножом нападает на старичка. Времени на раздумья не было: прибежав на место первым, я с ходу ударом ноги в голову выключил дебошира. Потом ещё руками добавил. Скрутил. Это было первое задержание, в котором принял непосредственное участие. Что чувствовал? Ну гордость, наверное. Именно тогда окончательно понял, что не ошибся с выбором работы.

Как оказалось, мы обезвредили практически нашего коллегу. Он был старшим смены в охранном предприятии. Набрался лишнего, словил, видать, «белую горячку», ну и отправился искать приключений, прихватив с собой нож.

Окончив милицейскую учебку, наш герой очень скоро получил повышение по службе — стал старшим в экипаже. Редкое дежурство у сотрудников вневедомственной охраны проходит без происшествий, признаётся он.

— Радует то, что за все эти годы ни разу не пришлось использовать табельное оружие, — продолжает Дмитрий. — Были, конечно, случаи, когда уже снимал автомат с предохранителя... Но хватало выдержки. В основном оружием грозишь во время каких-то массовых беспорядков. Приезжаешь, к примеру, по вызову, а там две группировки стенка на стенку сошлись. А нас, милиционеров, только двое... Любой неверный шаг, и вся эта разгорячённая алкоголем толпа на тебя ринется. Ну и стараешься как-то тянуть время, пока подмога приедет. Тут уж все средства хороши — приходится и поорать вволю, и автоматом грозить, всё это под вой сирены и при включённой мигалке. К счастью, обходилось без крайнего случая — даже в воздух никогда не стрелял.

Прошли огонь и воду

Были случаи, когда Дмитрию и его сослуживцам приходилось выполнять обязанности сотрудников МЧС. Однажды благодаря их оперативному вмешательству удалось избежать жертв при пожаре, случившемся в многоквартирном доме.

— Часа в три ночи на пульт дежурного поступил сигнал из дома на улице Декабрьских Событий. Нас отправили посмотреть, что случилось. Приезжаем, а там крыша полыхает. А люди даже ещё не проснулись. Подъезды — с железными дверями и без домофонов, просто на магнитных ключах. Врубили мигалки, сирену. Никакой реакции. Намотали ремень автомата на дверные ручки — есть такая фишка, и общими усилиями сумели взломать подъезд. Побежали стучать во все двери. На последнем этаже открыл дед, уже в полуобморочном состоянии — нахватался, видимо, угарного газа. Пока собирали его и бабку, увидел в их квартире «картинку из американских блокбастеров» — по потолку реально гуляли едва заметные языки пламени. Незабываемое зрелище! Вывели пенсионеров за ручки. А тут и пожарные подоспели. Мы поехали дальше — продолжать патрулирование.

Как позже узнали, в этом доме проживали в основном бывшие сотрудники правоохранительных органов. Ну а пожар случился в сауне, которая была оборудована над верхним этажом, под крышей.

А как-то раз, когда до окончания смены оставалось пять минут, Дмитрий и его водитель Андрей были направлены дежурным к Глазковскому мосту: пришло сообщение, что где-то там над водой стоит молодая женщина, собирающаяся покончить жизнь самоубийством.

— Позвонил 11-летний мальчишка, который с другом возвращался из школы по бульвару Гагарина и заметил эту женщину, — рассказывает Дмитрий. — Парень повёл себя как настоящий мужик: сначала он сам попытался поговорить с тётенькой, отговаривал её, а потом позвонил в службу спасения. Наш экипаж оказался ближайшим к месту события... Приехали, заблаговременно сняли с себя бронежилеты — как чувствовали! Женщина, увидев людей в форме, тут же сиганула вниз. А я даже плавать не умею! К счастью, мой напарник Андрей оказался хорошим пловцом. Он не раздумывая и бросился спасать дурёху. А девушка, упав в воду с большой высоты, да ещё и плашмя, на спину, потеряла сознание. Прибавьте сюда ещё и течение. В общем, Андрею пришлось непросто. Тем временем мне пришлось бежать по берегу и ловить момент, чтобы как-то помочь. Увидев рыбаков, взял у них спиннинг, что покрепче. Тем временем мой товарищ сумел как-то подхватить утопленницу и подтащить её поближе к берегу. Забежав, насколько было возможно, в воду, я протянул ему конец спиннинга и помог выбраться на берег.

Андрей, продрогший в холодной воде — а на дворе было 2 апреля, ещё снег лежал, побежал греться в машину, ну а я в это время пытался оживить пострадавшую, которая была без сознания. Оказывал первую медицинскую помощь. Когда приехала скорая, девушку обмотали тёплыми одеялами и унесли в машину. Потом родственники её приехали, журналисты, какие-то официальные лица... Мы в это время с моим водителем, включив в авто печку на полную, сидели отогревались. Наша смена закончилась (смеётся). Потом уже узнали, что спасённая нами девушка по национальности киргизка, 23 лет от роду. Её семья уже давно жила в Иркутске, однако традиции предков у её родственников ещё не выветрились. Хотели отдать насильно замуж. А ей жених, видимо, шибко не нравился. Вот и решилась на отчаянный шаг. Такая вот драма!..

Моему напарнику Андрею Новикову за тот случай вручили государственную награду — медаль «За спасение погибавших». Меня удостоили ведомственной медали МВД «За смелость во имя спасения». Не забыли и паренька, который позвонил в дежурную часть, — насколько знаю, кроме благодарственного письма его наградили годовым сертификатом на посещение музыкального театра.

Раньше медиков

За годы службы, по словам Дмитрия Аскарова, ему и его сослуживцам много раз удавалось спасать не только имущество земляков, но и их жизни.

— Как-то раз с другим водителем, которого тоже зовут Андрей, мы отправились по сигналу тревоги, — вспоминает Дмитрий. — По пути увидели, как шедший мужчина вдруг буквально рухнул на землю. Мы, конечно, остановились. А дядечка как давай корчиться! Эпилепсия… Кровь изо рта пошла. Наверное, язык прикусил. Сбегал я до ближайшего дерева, сломал ветку — кое-как разжали ему зубы, сунули палку, чтобы не задохнулся. Держим больного. Естественно, в дежурку позвонили, чтобы другой экипаж отправили по адресу со сработавшей сигнализацией. Почти два часа ждали скорую. Потом помогли медикам погрузить мужчину в карету. Плотненький такой оказался. Врач сказал, что успели вовремя — ещё бы немного, и пациент мог уже оказаться в точке невозврата. Потом узнавали — выжил дядечка.

На эпилептиков мне, кстати, «везёт». Вот недавно, нынешним летом, был случай. Отработал смену на избирательном участке — когда за поправки в Конституцию голосовали, иду домой. Смотрю — на детской площадке детишки гурьбой кого-то на земле рассматривают. Подбежал. Лежит женщина, приступ у неё, да ещё и, падая, она задела головой за ограждение и содрала достаточно большой кусок кожи на голове. Кровь вокруг... Ну а детишки смотрят, по приколу им, кто-то на телефон снимает. У меня с собой и бинты были, и медикаменты — с работы ведь шёл: перевязал, привёл в чувство нашатырём... Тут муж прибежал. Ну я, увидев, что угрозы жизни нет, пошёл домой — отдыхать после смены.

Была ситуация, когда наша машина превратилась в карету скорой помощи. Вообще-то, по уставу, мы на борт никого не имеем права брать. Но тут исключительный случай. В центре города, на остановке «Дом Кузнеца», нам просто бросились под колеса несколько человек. «Заберите мужчину!» — кричат. Как выяснилось, они уже пытались так машину скорой остановить, но та их обрулила и уехала. На земле лежал дедок — уже сине-зелёный, но ещё живой. С одного взгляда было понятно, что счёт на минуты идёт. Получил разрешение от дежурного, загрузили мы умирающего на заднее сиденье и повезли в горбольницу на Тимирязева. А движение плотное — центр города же, пришлось включить мигалку и сирену. Захожу в больницу — сидит врач, всё тихо, спокойно. «Принимайте, — кричу, — похоже, сердце...» И тут, как в кино, приёмный покой начинает оживать. Доктор отдаёт команды: «Ты — дефибриллятор! Ты — адреналин! Ты — носилки!» Такой шевелёж начался! Забрали деда. Ну мы дальше на дежурство уехали. По окончании смены заехали в больницу, узнать, как там наш крестник. Оказалось — успели. Обширный инфаркт у него был, но выжил...

В качестве послесловия

— Всякого рода нештатных ситуаций за 11 лет моей работы было очень много, — говорит в конце почти двухчасовой беседы прапорщик полиции Дмитрий Аскаров. — Всё и не упомнишь. Про нашу обыденную работу сотрудников вневедомственной охраны даже и начинать не буду. И форточников задерживали, и рецидивистов, которые были в розыске во многих городах России, и... владельцев квартир... Да-да, бывает и такое. Приезжаем, скручиваем товарища, а потом оказывается, что он здесь живёт. Просто испугался, когда обнаружил воров, спрятался, дождался, пока они уйдут, позвонил в полицию. Ну мы-то, оперативники, в такие нюансы не всегда посвящены...

Тяжело в ученье — легко в бою
Тяжело в ученье — легко в бою