Снежный барс

Сегодня в «Пятнице» — известный иркутский альпинист Григорий Скаллер, вошедший в Книгу рекордов Гиннесса как самый возрастной покоритель, поднявшийся на Эверест без кислорода
Текст: Оксана Гордеева , Фото: из архива Григория Скаллера , Пятница , № 35 от 6 сентября 2019 года , #Жизнь
2005 год. Григорий Скаллер во время восхождения на Эверест. Тогда он и вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самый возрастной покоритель, поднявшийся на Эверест без кислорода
2005 год. Григорий Скаллер во время восхождения на Эверест. Тогда он и вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самый возрастной покоритель, поднявшийся на Эверест без кислорода

На фото — иркутский «снежный барс» Григорий Скаллер.  В руках у него ледоруб, который помогал известному альпинисту забираться на «крышу мира» — Эверест.  Всю жизнь  Григорий Скаллер поддерживает хорошую физическую форму. Спортивные врачи всегда ставили его  в пример — как образец здоровья. Вот и сейчас  он собирается в велопробег по Европе, выезд назначен на 18 сентября из Испании
На фото — иркутский «снежный барс» Григорий Скаллер. В руках у него ледоруб, который помогал известному альпинисту забираться на «крышу мира» — Эверест. Всю жизнь Григорий Скаллер поддерживает хорошую физическую форму. Спортивные врачи всегда ставили его в пример — как образец здоровья. Вот и сейчас он собирается в велопробег по Европе, выезд назначен на 18 сентября из Испании

Председателем Иркутской областной организации «Горный клуб «Байкал» и Иркутской областной федерации альпинизма много лет является Григорий Скаллер. Личность поистине легендарная. Альпинист, совершивший 13 восхождений на семитысячники: пик Ленина (7134 м), пик Евгении Корженевской (7105 м), пик Коммунизма (7495 м) и пик Победы (7439 м), пик Хан-Тенгри (7010 м) — и покоривший Эверест, «крышу мира». Всего он совершил более ста восхождений. За что и удостоился звания «снежный барс».

— Я родился в Иркутске в 1946 году, — рассказывает Григорий Леонтьевич. — Мама была учительницей математики. Я часто приходил к ней в школу и хорошо помню, как на первом этаже был слышен ее ровный, размеренный голос. Она никогда не кричала на детей, но объясняла все очень доходчиво. Поэтому я любил математику, в третьем классе умудрялся решать примеры за седьмой и долго колебался между математикой и геологией. Мама была влюблена в литературу, наизусть читала всего «Евгения Онегина». Она прожила больше 90 лет, и память до конца дней у нее была отличная.

Отец Григория Скаллера прожил яркую, но короткую жизнь. Воевал, дошел без единой царапины до Кенигсберга, а там был тяжело ранен, контужен. Он умер, когда младшему сыну Грише было всего 6 лет. Мама днями пропадала в школе, поэтому все хозяйство легло на плечи сыновей.

— Когда мне исполнилось десять лет, старший брат сказал: «Ну все, дрова теперь твоя обязанность!» А на зиму нужно было переколоть две-три машины дров, — говорит Григорий Леонтьевич.

Физический труд не был в тягость сибирскому мальчишке. Наверное, поэтому он, когда вырос, обладал недюжинной физической силой.

— Я много лет проработал в геологии. Тогда в Иркутской области в ней было занято больше 100 тысяч человек. Песни, походы, романтика. Я стал начальником партии, много лет ездил в поле на геологические изыскания.

Часто в геологические партии записывались люди, отсидевшие в тюрьмах и лагерях. Особый контингент, который требовал к себе особого подхода. Григорий Скаллер вспоминает, как однажды он зашел в столовую, где обедали зэки-рабочие. И один из них высказался о начальнике партии, не стесняясь в выражениях.

— Можно было сделать вид, что я этого не услышал. Но здесь сидели и мои подчиненные. Я потерял бы всякий авторитет в их глазах. Тогда я подошел к обидчику, взял его за пояс и перевернул вниз головой. Подержав его так, отчаянно барахтавшегося, несколько минут, вернул на землю. Мой авторитет был восстановлен, и больше таких казусов не было, — замечает альпинист.

— Я ценю в людях порядочность, — продолжает Григорий Леонтьевич. — И больше всего не люблю зависть, самый большой грех. Мне повезло в жизни — я встречался в горах только с хорошими людьми. Горы ведут строгий отбор: сразу отпадают ленивые, капризные и некоммуникабельные. Ведь там надо уметь общаться с людьми, идти навстречу, чем-то жертвовать ради другого. У меня есть хорошее качество: я абсолютно забываю плохих людей, вообще стараюсь не помнить ничего плохого. Если человек поступил не так, как надо было, но искренне в этом раскаялся, я могу простить и никогда не вспомню нанесенной мне обиды.

Григорий Скаллер 14 лет назад стал самым пожилым покорителем Эвереста (8849 м), поднявшимся на «крышу мира» без кислородного баллона.

— Возможность совершить восхождение на Эверест мне представилась в 2005 году. Это была международная экспедиция, в которую вошли 24 человека, половина из них — иностранцы. Мы готовились два месяца. Но, к сожалению, до последнего лагеря на высоте 8300 метров дошли только девять. Так получилось, что я совершил восхождение на Эверест без дыхательного аппарата. Чуть-чуть пользовался, брал с собой три баллона. На высоте 8500 метров у меня началась горняшка — болезнь, которая выражается в эйфории. И я оставил кислородный баллон в лагере. А другой, который я не стал брать на высоте 8300 метров, кто-то взял. Когда вернулся за ним, на месте его не оказалось. Так поневоле и пришлось обходиться без кислорода. Хотя на высоте это очень тяжело: ботинки надевал 40 минут, как в замедленном кино, потом отдышаться не мог. Так нежданно-негаданно я стал рекордсменом. Я бы с удовольствием еще раз сходил на Эверест, но надо тренироваться.

На самой высокой вершине мира Григорий Леонтьевич пробыл полчаса. В это время с другой стороны поднялись английские альпинисты. Встреча была незабываемой! Ради таких минут стоит жить.

Кстати, одними из самых сильных альпинистов считаются русские. Почему? По мнению Григория Скаллера, в наших соотечественниках очень развит дух коллективизма, который помогает побеждать в любых соревнованиях.

— У нас всегда была командность, поэтому лучшие в мире альпинисты всегда были в СССР. До сих пор никто не превзошел достижения советского альпиниста Михаила Хергиани, он легко по стенам ходил. И еще надо сказать: это спорт для умных людей. Среди альпинистов даже шутка была такая: «Когда висишь на стене, плюнуть некуда. Попадешь или в кандидата, или в доктора наук». Европейцы совсем другие.

Как-то Григорий Скаллер с другом Глебом Агафоновым путешествовал по Камчатке. К ним присо-
единились иностранцы, не простые люди — члены комиссии ЮНЕСКО, математики: трое немцев и один австриец. Они называли себя друзьями и старыми туристами. Но в походе некоторые вещи показались нашим иркутянам странными. Например, один из немцев открывает пиво, делится с русскими, а своих не угощает.

— Если ты что-то ешь, то обычно делишься со всеми. А как иначе? — удивляется Григорий Скаллер.

Во время похода им надо было перейти горную реку, разлившуюся после дождя. Глеб и Григорий стали валить деревья, но их уносило течением словно спички. У иркутян были сапоги-бродни, они их завязали и вброд пошли. А немцы стояли и смотрели на ревущую реку широко открытыми глазами. В итоге иркутянам пришлось переносить их на себе. Позже один из немцев сказал:

— Теперь я понял, что вы нас не бросите.

— Как вам такое в голову могло прийти? — поразился Скаллер.

А в конце похода, когда были пройдены все бурные реки и преодолены все вершины, один из профессоров-математиков в раздумье сказал:

— Дурак был Гитлер! С русскими взялся воевать. Русские ближе к природе, чем мы.

1969 год. Казахстан. Покорение пика Комсомола (4330,9 м). Григорий Скаллер на фото в верхнем ряду справа
1969 год. Казахстан. Покорение пика Комсомола (4330,9 м). Григорий Скаллер на фото в верхнем ряду справа
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments