Страшнее пожара

Площадь лесов, поражённых непарным шелкопрядом, в Ольхонском районе превысила 3000 га

Непарный шелкопряд — опаснейший таёжный вредитель. Гусеницы объедают хвою подчистую, после них деревья стоят голые, постепенно высыхая. На зиму прожорливые насекомые откладывают яйца в труднодоступных местах, например под камнем-плитняком. Потомство вредителя приходится собирать руками, потому что бороться с шелкопрядом химическими и биологическими способами в центральной экологической зоне Байкала запрещает федеральный закон. На минувшей неделе прошла очередная акция «Здоровый лес для Байкала»: собирать вручную яйцекладки вредителей выезжают специалисты министерства лесного комплекса, Центра защиты леса Иркутской области, экологическая ассоциация «Байкальское содружество», школьные лесничества и добровольцы.

— Делимся на группы, идём цепью, аккуратно приподнимаем камни, которые осилим, переворачиваем, смотрим, — выдаёт инструкции Альберт Абзаев, инженер-лесопатолог Ольхонского, Баяндаевского и Качугского районов. — Обнаружив яйцекладку, соскабливаем её шпателем, кладём в пакет, камень аккуратно возвращаем на место, максимально близко к тому положению, в каком он лежал раньше. Сейчас поднимаемся по хребту, движемся прямо. Как только видим Байкал — сворачиваем налево, там вас будет ждать обед.

Добровольцам раздают перчатки, шпатели и мешки. Меры предосторожности не лишние — шелкопряд не только прожорливый, но и вредный: на спине у гусеницы расположены ядовитые волоски, которые опасны и для людей. Прикосновение к ней у чувствительного человека может вызвать аллергическую реакцию. Поэтому шелкопрядом питаются лишь единицы видов птиц, например кукушка или дятел. Сам же вредитель в течение недолгого времени может объесть всю крону дерева, оставив голые ветки, а при нехватке пищи он не брезгует корой и молодыми шишками.

— Хвоя — это основная пища непарного шелкопряда, — рассказывает Альберт Абзаев. — Вспышка его распространения была зафиксирована в 2016 году. Многих интересует, откуда он здесь, на Байкале, появился. В байки, что его завезли китайцы, не верьте. В фоновом режиме этот паразитирующий вид насекомых жил здесь давно, его обнаружили ещё в 90-х годах. Просто периодически возникают вспышки его распространения. Происходит это из-за аномально тёплых зим, которые были у нас в последние годы. Сейчас конец октября, а температура +10 градусов. Раньше в это время всегда было холодно, лежал снег.

Вредитель уже отложил яйца. Конечно, все их собрать вручную — задача нереальная. Но вокруг, куда ни посмотришь, на сопках все лиственницы или голые, чёрные, или с остатками ярко-жёлтой хвои. Это работа шелкопряда.

В 2016 году, когда популяция вредителя резко увеличилась, очаг поражения был зарегистрирован на площади 458 га. Сейчас он охватывает более 3000 га. Одна кладка яиц весит всего около 1 мг и даёт до 1200 особей непарного шелкопряда. Активисты, участвовавшие в подобной акции в прошлом году, утверждают, что тогда они собрали около 15 килограммов яйцекладок.

— Яйцекладки, которые соберём сегодня, будут уничтожены, их нельзя просто выбросить или закопать, они очень живучие, — говорит Альберт Аркадьевич. — Здесь, в Ольхонском районе, распространена лиственничная раса непарного шелкопряда, которая пожирает светлохвойные деревья. Лиственница — идеальная для них пища, потому что хвоя этого дерева мягкая и без смолы. После того как шелкопряд съест всю лиственницу в округе, он никуда не исчезнет, а переквалицифируется на темнохвойные деревья — ели и пихты.

— Вредители уничтожают огромные площади тайги, сопоставимые с потерями от лесных пожаров, — говорит Екатерина Удеревская, председатель экологической ассоциации «Байкальское содружество», эксперт общественной палаты Иркутской области. — Например, в 2017 году сибирский шелкопряд повредил 4,9 млн га тайги в регионе. Ещё одна напасть — бактериальная водянка — поразила тайгу Слюдянского лесничества. Сегодняшняя акция направлена не только на то, чтобы максимально обезвредить непарного шелкопряда, но и привлечь внимание законодателей. Непонятно, почему вредителей лесов запрещено уничтожать даже биологическими препаратами, хотя те же самые биопрепараты применяются в сельском хозяйстве в тех же экологических зонах.

Взрослые, студенты и школьники старательно ворочают камни, помогают друг другу. Время от времени раздаются возгласы: «Ого, смотрите, сколько их тут!» Мелкие, меньше миллиметра, яйца вредителя «упакованы» в светло-бежевую мягкую субстанцию, похожую на вату.

— Я первый раз участвую в такой акции, — старательно заглядывая под камни, делится Алексей Брянский. — Учусь в 7-м классе в Еланцинской школе. 

— Я с пятого класса в «Лесном дозоре», — поддерживает разговор восьмиклассница Юля Иванова. — В в этом году мы на Ольхон ездили лес сажать, деревья пересчитывать на пробных делянах, засаженных в 2012 году. Так приятно было видеть, что они хорошо прижились и подросли!

С ребятами приехала Галина Матюнова — учитель биологии и технологии Еланцинской средней школы.

— Моя мама живёт в деревне Тонте, и даже у неё в веранде куча этого шелкопряда, я всё лето хожу со скребком, — вздыхает Галина Юрьевна. — Куртку только повешу — под ней мгновенно всё залепят, шапку положишь — под ней тоже. Нашествие наблюдается уже несколько лет. Бабочка шелкопряда большая, серая, некрасивая, а пакостят только гусеницы.

И всё же чаще, чем яйцекладки, волонтёры встречают оставленный туристами мусор — от фантиков до упаковок всех видов.

— Мусора много собрали, бутылки, как пластиковые, так и стеклянные, жестяные банки из-под пива, пакеты, — рассказала студентка БГУ Юля Петкевич. — Кладку найти было гораздо сложнее: нужно на гору забраться, камни тяжёлые поднимать. Устала...

— А мне было легко и интересно, — говорит Юля Кудрявцева. — Я учусь на биолого-почвенном факультете ИГУ — 1-й курс, и я эковолонтёр. Мне не всё равно, что происходит на Байкале. Думаю, что такие акции нужны, но только такими средствами проблему с шелкопрядом не решить. Надеюсь, что законодатели нас всё-таки услышат.

«Сибирский шелкопряд — опаснейший хвоегрызущий вредитель в лесах Иркутской области. Борьба с ним ведётся постоянно, ежегодно, чтобы не допустить его распространения по региону. Возникла проблема на Байкальской природной территории, где нельзя использовать некоторые методы борьбы, в результате чего вредители и болезни распространились на значительной площади. Предлагаю внести изменения в Федеральный закон «Об охране озера Байкал», предусмотрев борьбу с вредными организмами на Байкальской природной территории биологическими препаратами».

Из выступления губернатора Сергея Левченко в Рослесхозе в марте 2019 года

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments