-->

Сувинская Саксония

Природные объекты Баргузинской долины удивительным образом связаны с Иркутском, Тель-Авивом и Парижем
Текст: Борис Слепнев , Фото: автора и BURYATIA.DRUGIEGORODA.RU , Копейка , № 40 от 28 октября 2020 года , #Общество
Скалы напоминают въезд в большую крепость
Скалы напоминают въезд в большую крепость

Баргузин. Фото конца XIX — начала XX века
Баргузин. Фото конца XIX — начала XX века
Моисей (Моше) Абрамович Новомейский
Моисей (Моше) Абрамович Новомейский
Бюст на могиле Новомейского в Тель-Авиве
Бюст на могиле Новомейского в Тель-Авиве

Одним из самых живописных мест и достопримечательностей Баргузинской долины безусловно являются окрестности небольшого села Суво. У подножия Икатского хребта раскинулась гряда причудливых скал, ещё известных в народе как Сувинская Саксония. Столь яркого и смелого названия гигантские камни удостоились, вероятно, из-за того, что напоминают фрагменты разрушенной старинной крепости. Местные жители придавали камням-останцам причудливых форм мистический смысл, уверяя, что здесь живут духи местности. Возможно, поэтому горе-художники не осмеливаются оставлять на скалах автографы в духе «здесь был Вася».

Остановка у озера с экскурсом в историю

Дорога к Сувинской Саксонии пролегает мимо Алгинского озера с огромными запасами глауберовой соли. Минерал назван в честь немецкого химика Глаубера, открывшего его химические свойства.

Сами по себе солончаки не являются чем-то исключительным и редким для Сибири и Баргузинской долины в частности. В старину жители деревень собирали соль, выступающую на поверхности водоёмов, они называли её гужир или гуджир и использовали для стирки белья. Нередко соль применяли как сильнейшее слабительное средство при отравлениях. Эффект соли как моющего средства особого распространения не получил, зато целебные свойства подтверждены наукой. Помимо слабительных свойств солёная грязь обладает пилинг-эффектом.

 Добычу и переработку соли, являющейся одним из компонентов стекольной промышленности, в Баргузинской долине организовал Моисей Новомейский. Его деда — Хаима Новомейского, сослали в Сибирь за поддержку польских повстанцев в 1831 году. До Баргузина ссыльные добирались порядка четырёх лет, здесь жили бедно. Существует легенда о том, что первые деньги Хаим Новомейский заработал, выкопав подполье в доме ссыльного Михаила Кюхельбекера. Через несколько лет этот дом Новомейские выкупили, именно в нём в 1873 году родился Моисей.

«Баргузин в те годы состоял почти сплошь из одноэтажных бревенчатых домишек — исключение составляли лишь каменная церквушка да два двухэтажных кирпичных дома. Сразу за городом начинался хвойный лес, тянувшийся до самых гор», — писал Новомейский впоследствии. Грамоте Моисея учили в основном ссыльные; когда мальчику исполнилось 11 лет, семья собрала денег и отправила учиться в Иркутск в техническое училище. Специальность горного инженера Моисей получил уже в Германии, в городе Клаусталь. Отправить сына за границу его отцу Абраму Новомейскому, к тому моменту купцу 1-й гильдии, было уже вполне по карману.

Окончив Рудную академию в Германии, Моисей вернулся в Баргузин и при финансовой поддержке отца построил в деревне Алге фабрику по добыче и очистке глауберовой соли. О существовании производства сегодня напоминают лишь остатки развалин бывших цехов и кирпичи, покрытые разноцветной глазурью — результатом обжига. Давно не существует и самой деревни.

Моисей Новомейский известен тем, что первым поставил на реке Ципикан драгу для добычи золота, выписав оборудование из Англии. Во время Гражданской войны Моисей с двумя сёстрами уехал в Палестину, где на берегах Мёртвого моря организовал промышленную добычу брома и поташа. Во время арабо-израильского конфликта часть предприятий Новомейского была разрушена, и он эмигрировал в Париж, где умер в 1961 году, а похоронен был в Тель-Авиве. Моисей Новомейский оставил потомкам несколько автобиографических книг, в том числе — «Моя сибирская жизнь», вышедшую в 1956 году на английском языке, и «Назначены для соли». Оба тома переведены на иврит под названием «От Байкала до Мёртвого моря». Сокращённый русский вариант выпустило иерусалимское издательство «Библиотека-Алия» в 1979 году.

 Свою малую родину Новомейский сравнивал с Европой:

«Если бы однажды какому-нибудь самолёту пришлось сделать в Баргузине вынужденную посадку, то пассажиры вряд ли догадались бы, где они находятся. Они вполне могли бы вообразить, что внезапно очутились в Альпах — в швейцарском Энгадине или французской Савойе. Тот же пейзаж — вершины и пики самых причудливых очертаний, с шапками вечных снегов, леса по склонам и приткнувшийся к подножию гор городок. Живописный бурливый ручей делит город на две части, с одного берега на другой перекинут простой деревянный мост. Ручей впадает в полноводную реку — тоже Баргузин, которая берёт своё начало в четырёхстах километрах от города и сорока семью километрами ниже впадает в Байкал…»

Там, где живут Тумурши-нойон и Тудугиш-хатан

На гряду причудливых скал, разбросанных напротив села Суво, нельзя не обратить внимания. По-настоящему чудесные виды открываются, если свернуть с основной дороги и обогнуть гору с другой стороны.

Огромные каменные башни и узкий проход между ними похожи на некую осадную стену. Даже существует легенда, что несколько веков назад Сувинские скалы стали последним форпостом баргутов — древних жителей долины. Если напрячь зрение и фантазию, то причудливые следы ветровой эрозии на глыбах можно принять за бойницы. Более того, местные жители с радостью покажут якобы остатки крепостной стены — ровно выложенные камни на склоне горы. Однако научных подтверждений популярной версии о крепости баргутов нет.

Среди бурят существует поверье, что в скалах живут «хозяева» Суво — Тумурши-нойон и его жена Тудугиш-хатан, в честь которых были установлены обо и деревянный бурхан. По воспоминаниям людей, на молебен в честь сувойских владык собиралось много местных жителей и в жертву приносили барана.

Эти скалы служили шаманским культовым местом эвенков. Считалось, что именно здесь обитают духи, хозяева местных ветров, главным из которых был хозяин легендарного ветра Байкала — баргузина.

По одной не самой популярной версии, «сувойя», или «суви», по-эвенкийски значит «вихрь», что отчасти оправдывает причудливость скал.

По другой, «суво» — «конец тропы». В поддержку этой версии существует легенда: много лет назад племена тунгусов жили на берегах озера Котокель, откуда стали кочевать на север. Добравшись до Баргузинской долины, они предпочли левый берег реки Баргузин. Дойдя до россыпи гигантских камней, один из старейшин воскликнул: «Суво!», то есть — конец дороги.

Бык-камень и сад камней

 Если вернуться на основную трассу и двинуться дальше, то вскоре можно доехать до следующего памятника природы — каменного останца Бухэ-Шулун, его название переводится как «Бык-камень». Опять-таки если напрячь фантазию, то в камне можно увидеть очертания животного.

 Согласно древней легенде, во время перегона скота один бык не захотел покидать долину и каждый раз возвращался сюда, пока не окаменел. За что ему дано было такое наказание или благость — краеведы умалчивают. Но местные жители (а камень находится между Суво и Бодоном) считают, что в нём заключена некая сила, оберегающая долину.

Рядом с камнем проводятся молебны. Территория вокруг увешана разноцветными лентами.

 Следующий памятник природы поджидает вас на берегу реки Ины (левый приток Баргузина), в окрестностях одноименного села. Здесь находится Ининский сад камней, он представляет собой территорию около 10 квадратных километров. Считается, что сад камней имеет ледниковое происхождение. Удивительно, что народных легенд и преданий по части происхождения природного феномена не существует.

Использована информация сайта 1BAIKAL.ru из открытых источников.

Вид со скалы на Суво и Баргузинскую долину
Вид со скалы на Суво и Баргузинскую долину