Тридцать три несчастья

Ангарчанке Марине Хоружей, чтобы выжить, очень нужна наша помощь
На фото — ангарчанка Марина Хоружая с мужем Евгением и двумя сыновьями: пятилетним Ромой и двухлетним Даней. «Я даже ругать детей не могу. Каждую минуту стараюсь их обнять, поцеловать», — грустно говорит Марина. Когда родился младший, казалось, вот оно, счастье — живи и радуйся. Но судьба распорядилась иначе. Жить Марине не дает опухоль, которую пока не могут даже найти. Ангарчанке нужно обследоваться в Израиле, а для поездки необходимы деньги
На фото — ангарчанка Марина Хоружая с мужем Евгением и двумя сыновьями: пятилетним Ромой и двухлетним Даней. «Я даже ругать детей не могу. Каждую минуту стараюсь их обнять, поцеловать», — грустно говорит Марина. Когда родился младший, казалось, вот оно, счастье — живи и радуйся. Но судьба распорядилась иначе. Жить Марине не дает опухоль, которую пока не могут даже найти. Ангарчанке нужно обследоваться в Израиле, а для поездки необходимы деньги

Когда Марина Хоружая родила второго сына, она и ее муж Евгений были счастливы. Ей 36, ему 43. Живи да радуйся, пацанов воспитывай. Правда, Даниил родился раньше времени, ему поставили диагноз ДЦП, но сказали, что в легкой форме и мальчик будет ходить, если с ним заниматься. Марина была настроена непременно поставить сына на ноги.

А спустя два месяца после выписки из роддома почувствовала боль в паху слева и обнаружила там шишку приличного размера, которая не давала ей ходить. Сразу пошла к хирургу. К своему здоровью Марина относится серьезно — был горький опыт: несколько лет назад она поборола туберкулез. Тогда ей вырезали лимфоузлы на шее, провели лечение и выписали, сказав, что она полностью здорова. Неужели опять?

Хирург сразу сказал: «Это не наше. Отправляйтесь к онкологу».

Две недели, которые ушли на то, чтобы получить результаты гистологии, стали для Марины адом. Она даже согласна была на туберкулез, только бы не рак! Но и этот анализ, и последующий, сделанный в надежде, что произошла ошибка, подтвердили — рак. Причем шишка — это метастаз. А очаг не смогли найти до сих пор, хотя уже два года проводят лечение. Такие случаи, сказали, единичны.

— Я вижу, что химия убивает Марину. Ведь ей делают ее на весь организм, а не на больной орган, — переживает за жену Евгений.

Ему, монтажнику по работе с фасадами зданий, пришлось уволиться: Марина все время в больнице, и сидит с детьми он. Пятилетний Рома (у него проблемы с глазами) ходит в специализированный детский сад далеко от квартала, где они живут. Двухлетний Даниил ходить из-за ДЦП не может, поэтому его все время приходится носить на руках. Марина, когда приходит домой после очередного курса химиотерапии, лежит пластом, отходит. Едва придет в себя — уже новый курс подошел.

— После первой химии меня без остановки четыре часа рвало, — грустно рассказывает Марина. — Волосы у меня не сразу выпали, а когда начали сыпаться (берешь, а в руке остаются все, которые захватила), то мы сразу меня обрили. Так все делают. Перед Новым годом был перерыв в лечении, волосы ежиком отрасли, кудрявые почему-то стали, и я в праздники красивая была.

Мы сидим в их скромной ангарской двушке. Марина иногда встает и тихо идет на кухню, чтобы налить сок или воду мальчишкам. Рома играет в планшете, ему врачи позволили это, чтобы нагружать слабые мышцы глаз. Маленький Даня просится на руки то к маме, то к папе. Конечно, даже Рома не понимает, что происходит с Мариной.

— Я объясняю детям, что мама в больнице. А что скажу, если ничего не поможет? Они за ней как хвостики, — Евгений старается скрыть отчаяние. — Мы надеемся, в церковь ходим, молимся, чтобы жена выздоровела.

— Сейчас даже ругать детей не могу. Каждую минуту стараюсь их обнять, поцеловать, — теребит белобрысый ежик Дани Марина и прижимает крепче непоседу сыночка.

Страшно подумать, какие мысли гонит от себя эта маленькая женщина, что она думала-передумала, глядя на мужа и сыновей.

Евгений молодец. Сколько примеров, когда мужчины малодушно бегут из семей, едва наступают трудные времена. А он никуда не сбежал и удивился, когда я у него про это спросила: «В мыслях даже не было!»

Вес Марины 43 кг при росте 155 см. Ножки-спички. Недавно ей сказали, что метастазы пошли в легкие. Семья так надеялась, что обследование на позитронно-эмиссионном компьютерном томографе в Центре ядерной медицины в Красноярске сможет обнаружить очаг, но и там ничего не вышло. Хотя это оборудование позволяет находить опухоли в 4 мм. Остается клиника в Израиле. Там тоже делают ПЭТ-обследование, но там томограф видит опухоли размером меньше миллиметра. Он-то уж должен найти эту проклятую невидимку, которая убивает Марину. Тогда лечение пойдет направленно и появится шанс на выздоровление.

— У нас проблема еще и с тем, что Марину сопровождать некому. Ее мама, которая живет в Иркутске, глухонемая. Мои сестры живут в Питере. Других родственников у нас нет. Детей оставить не на кого, — Евгений делится проблемой. — Куда ни кинь, всюду клин. Но сейчас главное — это собрать деньги.

На обследование, проезд и проживание в Израиле нужно 25 тысяч долларов. То есть 1 600 000 рублей. На счету у Марины 480 тысяч. Люди добрые уже помогли. И мы с вами помочь можем. Как же мальчишкам без мамы?

Как помочь

Номер карты Сбербанка Марины Хоружей 6762 8018 900 985 3820. Карта привязана к номеру телефона 8-950-138-19-20.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments