Уроки жизни

Первая в стране тренировочная квартира для осуждённых подростков открылась в Ангарском районе
Первые квартиранты — Евгений Васильков и Никита Щукин — дают интервью журналистам
Первые квартиранты — Евгений Васильков и Никита Щукин — дают интервью журналистам

Начальник воспитательной колонии Алексей Алексеев
Начальник воспитательной колонии Алексей Алексеев
В этом здании реабилитационного центра и появилась тренировочная квартира
В этом здании реабилитационного центра и появилась тренировочная квартира

К сожалению, подростки нередко совершают жуткие преступления, калеча, насилуя и даже убивая людей. Однако это ещё не повод им не доверять, считают в Ангарской воспитательной колонии, где уже семь лет подросткам предоставляют возможность жить без охраны, за пределами казённого учреждения. А неделю назад здесь запустили первый в России проект, в рамках которого для социализации осуждённых будет применяться тренировочная квартира. В ней мальчишки, которые хорошо себя ведут, попробуют жить самостоятельно — со своим бюджетом, домашним хозяйством и практически на свободе.

Угнал «Оку» — попал в тюрьму

— Котлеты, пирожки, борщ, — перечисляет 18-летний Женя Васильков. — Всё это я уже умею готовить — по субботам, средам и в воскресенье.

Теперь ему придётся делать это каждый день. В тренировочную квартиру Евгений переезжает вместе со своим соседом по реабилитационному центру Никитой Щукиным. На территории центра парни, как кандидаты на УДО, живут с начала этого лета. Центр расположен за пределами колонии, и мальчишки могут вполне свободно перемещаться.

Соблазнов много: на первом этаже находятся кабинеты сотрудников, рядом со зданием — парковка, на которой оставляют машины разнообразные посетители. Главное — нет охраны. Но Женя и Никита ведут себя примерно: днём работают (в огороде, на складах, в собачьем питомнике), по вечерам смотрят телевизор, читают или играют в мяч. И даже не пытаются покурить: в детской колонии это строго запрещено, карается 7 сутками карцера либо, как в случае с постояльцами центра, возвратом в колонию. Нельзя также материться, драться, делать наколки.

— Домой поеду, — делится Женя своими планами в ожидании решения суда по УДО. — Меня там мама ждёт и сёстры. А потом в армию пойду служить, по контракту.

Дом у Евгения в Бурятии, в небольшом Закаменске. Рассказывает, что раньше занимался боксом и лёгкой атлетикой. Но мама и отчим не работают, денег в семье постоянно не хватало. Начал прогуливать школу. Потом с друзьями обокрали квартиру, потом вторую… Сколько всего их было, уже и не помнит. А после угнал машину.

— Ну как угнал, — улыбается, — с одного места на другое перекатил да оставил.

— Дорогая машина? — спрашиваю.

— «Ока», — отвечает.

Уже в колонии Евгений окончил десять классов, получил три профессии — каменщика, швеи и рабочего зелёного хозяйства. Своё глупое до этого поведение осознал и поэтому всеми силами стремится к порядочной жизни.

Его сосед, 17-летний Никита, также ждёт УДО. Он, правда, не такой открытый и разговорчивый. Про свои прошлые «заслуги» вспоминать не желает (ему было 15, когда в драке он нанёс тяжкие телесные), а вот про будущее поговорить не против.

— Дома школу окончу (сейчас Никита перешёл в девятый класс. — Авт.), а потом пойду учиться на автомеханика.

Остаток срока оба подростка проведут в так называемой тренировочной квартире. Парни будут самостоятельно готовить себе пищу, полностью обустроят быт: им предстоит сшить шторы, сделать необходимую мебель. Бытовая техника — холодильник, чайник, микроволновка, утюг — в квартире есть.

— Технология тренировочной квартиры уже зарекомендовала себя в работе с детьми-сиротами, — отмечает Алексей Алексеев, начальник Ангарской воспитательной колонии. — Но в уголовно-исполнительной системе такой способ реабилитации используется впервые. Проект разработан фондом развития социальной сферы «Содействие» и средней общеобразовательной школой ГУФСИН России по Иркутской области. На его реализацию получен президентский грант в размере 3 млн руб.

Свобода как поощрение

О том, что детям необходимо готовиться к самостоятельной жизни, стало понятно во время одного из выездов в город.

— Для осуждённых ребят, которые примерно себя ведут, есть такая мера поощрения — восьмичасовой выезд за пределы колонии, — рассказывает Алексей Алексеев. — В это время они посещают культурные и спортивные мероприятия, погружаются в обычную мирную жизнь. И вот как-то мы долго ездили и решили заехать в столовую. Зашли, а парни наши растерялись — стоят и не знают, что им делать.

Факт, что всем трудным подросткам после окончания срока приходится возвращаться в прежнюю среду обитания, является самым сложным в их реабилитации. Сейчас в колонии отбывает срок 51 подросток из Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края. Большинство из них — выходцы из неблагополучных семей и сироты, которые просто не знают, как обустроить свой быт. Теперь же в тренировочной квартире социальные работники и психологи станут учить заключённых навыкам самостоятельной жизни: готовить еду, стирать одежду, убираться в квартире. Курс для каждого подростка индивидуален — от месяца до трёх. 

— Через эту квартиру, думаю, пройдут все наши дети, — говорит Ирина Пескова, директор средней общеобразовательной школы ГУФСИН России по Иркутской области. — И это не зависит от тяжести их преступления. Я, если честно, даже не знаю, кто из них что совершил, не читаю их дела. Здесь это совершенно неважно. Единственное условие — они не должны быть склонны к побегу. Опыт работы реабилитационного центра — он существует с 2012 года, показывает, что подобная мера поощрения, когда детей выводят за пределы колонии, положительно сказывается на всех, даже на малолетних убийцах и насильниках. Большинство из них действительно меняются.

— А они не притворяются? — сомневаюсь я.

— С ними работают психологи, так что им сложно скрыть свои настоящие мысли и мотивы, — уверяет Ирина Пескова. — К тому же учиться ведь никогда не поздно! А для подростка очень важен пример — взрослые, успешные люди, на которых он будет ориентироваться.

Для этого в школе ГУФСИН параллельно реализуются другие программы, которые помогают детям из неблагополучных семей увидеть нормальную жизнь. Например, проект региональной школы социального наставничества «РеСтарт». За последние полгода наставниками заключённых Ангарской воспитательной колонии становились успешные люди — бизнесмены, политики, спорт-смены. За каждым воспитанником закреплялся один наставник (всего было создано 12 пар), который брал своего подопечного с собой на работу, проводил с ним досуг. Это, по словам сотрудников колонии, реально помогает менять ход мыслей у детей, даёт им понимание того, как можно и нужно жить. В ближайшее время проект «РеСтарт» продолжится уже с новыми участниками.

Пример для остальных

В день торжественного открытия квартиры стало известно, что суд одобрил условно-досрочное освобождение Евгения Василькова и Никиты Щукина. Уже в сентябре они поедут домой. А на их место придут другие ребята — всего в квартире три койки.

— Тренировочная квартира, — отмечает директор фонда развития социальной сферы «Содействие» Евгений Иванов, — пока выглядит несколько неуютно. Но со временем она сильно изменится, ведь каждый постоялец будет оставлять здесь что-то своё. В конечном счёте это будет благоустроенное жильё. Я уверен, мальчишки уже не захотят жить в худших условиях.

Фонд «Содействие» и ГУФСИН сейчас тестируют проект и надеются, что подобные тренировочные квартиры появятся и в других воспитательных колониях страны.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments