Выселить людей с берегов Байкала

Новая грандиозная идея депутатов-единороссов
Красивыми фотографиями Байкала любуется весь мир. Сотрудники Института географии СО РАН говорят, что нынешнее представление о том, как охранять Байкал, сложилось под влиянием международных туристических корпораций. Мерилом сохранности при этом становится картинка. Потому что именно она имеет ценность — картинку можно продать туристам. Что при этом происходит с озером — уже не так интересно
Красивыми фотографиями Байкала любуется весь мир. Сотрудники Института географии СО РАН говорят, что нынешнее представление о том, как охранять Байкал, сложилось под влиянием международных туристических корпораций. Мерилом сохранности при этом становится картинка. Потому что именно она имеет ценность — картинку можно продать туристам. Что при этом происходит с озером — уже не так интересно

Михаил Щапов, депутат Госдумы (фракция КПРФ): «Я столкнулся с тем, что жители Москвы, Центральной России даже не догадываются, что на Байкале вообще-то люди живут… Ни о каком принудительном переселении не может быть и речи. Конституция РФ прямо запрещает принимать законы, которые ухудшали бы положение российских граждан. Мы требуем исполнения этой нормы»
Михаил Щапов, депутат Госдумы (фракция КПРФ): «Я столкнулся с тем, что жители Москвы, Центральной России даже не догадываются, что на Байкале вообще-то люди живут… Ни о каком принудительном переселении не может быть и речи. Конституция РФ прямо запрещает принимать законы, которые ухудшали бы положение российских граждан. Мы требуем исполнения этой нормы»

Когда-то президент страны одним взмахом фломастера отвел опасный для здешней уникальной экологии нефтепровод — подальше от Байкала. С тех пор минуло почти полтора десятилетия. Многое изменилось, и Священное море теперь пытаются защищать почти все, даже те, кто не представляет, где оно находится. Нелепости, а то и глупости слышны с самых верхних этажей власти. Одна из самых свежих: чтобы сохранить Байкал для будущих поколений, нужно сейчас выселить с его берегов всех людей.

Полистав федеральные газеты и послушав выступления московских политиков за последние полгода, можно собрать примерно такую риторику. «Мы увеличим поток туристов на 80%! Но Байкал сделаем федеральным. Ужесточим нормы очистки стоков. И придумаем, какие еще виды деятельности запретить в центральной экологической зоне. А когда вы, жители прибайкальских территорий, не сможете выполнить все эти нормы, закроем ваш бизнес и подумаем: а не отселить ли вас совсем? Если вы сами к тому времени не уедете с берегов этой мировой жемчужины».

То, что раньше подразумевалось в законах, но прямо не озвучивалось, теперь проговаривается вслух и без стеснения: люди на Байкале лишние.

На недавней межфракционной рабочей группе «Байкал» в Госдуме депутат Николай Николаев заявил, что на озере «засилье серого бизнеса» и что «экологические организации и некоторые активисты работают совсем не на исправление ситуации на Байкале, а на то, чтобы все оставалось так, как есть». Эти слова растиражировала его пресс-служба. И почему-то кажется, что депутат имел в виду вовсе не незаконные китайские гостиницы.

В июне, когда обсуждался закон о лесных поселках на Байкале, депутат Вячеслав Фетисов и вовсе спросил: рассматривался ли вопрос отселения людей, вместо того чтобы узаконивать поселки?

— Природа, экология для нашей страны — это самое большое богатство. Жемчужина не только нашей страны, но и всего мира озеро Байкал должно быть максимально защищено. Я говорю как депутат и как посол Организации Объединенных Наций по экологии, — выступил некогда блестящий хоккеист, а ныне депутат по партийному списку от «Единой России».

Чувствуете, да? Главная ценность в стране для таких, как он, — это не люди, не их права и свободы, а природа. То, что в определенных кругах называют экологическими ресурсами. Что можно оценить и продать — тем самым дополнительным восьмидесяти процентам туристов. Фетисову ответили, что вопрос переселения рассматривался и это очень дорого. А вообще-то, прежде чем людей куда-то отселять, надо бы у них спросить. Но депутат не угомонился:

— Не совсем удовлетворен ответом. Во-первых, мы говорим о сохранении будущего для наших детей и внуков. Я считаю, что это несоразмерные цифры. Во-вторых, кто-то просчитывал, насколько создание инфраструктуры повредит экологическому балансу вот этого уникального места? По чьим-то расчетам мы ставим под риск уникальность озера Байкал?

Тут можно только задаться вопросом: для чьих именно детей и внуков хочет единоросс сохранить Байкал?

Коллега Фетисова из «Справедливой России» Олег Нилов попытки сделать жизнь людей на Байкале сносной — узаконить лесные поселки, дать возможность провести туда коммунальную инфраструктуру — на голубом глазу называет постыдными. В его понимании, это делается непременно для того, чтобы превратить байкальские деревни в «дорогущие места, сравнимые только с Барвихой», которые «будут перепроданы на следующий же день».

То есть в картине мира Олега Нилова нет интересов простых граждан, во всяком случае таких, под которые можно законы поменять. Да и сами жители Прибайкалья выглядят эдакими хищными мещанами, без любви к своей земле, без чести и совести, готовыми за три рубля продать свой дом с Байкалом в придачу, только дай им волю.

Еще раньше председатель Федерального Собрания Валентина Матвиенко заявила, что душа у нее так болит за Байкал, что надо бы озеро перевести в федеральные территории. Конечно, чтобы сохранить его для потомков.

Почему-то многие хотят сохранить Байкал для потомков, но никто не хочет сохранить его для людей, которые рядом с ним живут.

— За время работы в Госдуме я столкнулся с тем, что жители Москвы, Центральной России даже не догадываются, что на Байкале вообще-то люди живут. Когда говоришь, что в ЦЭЗ Байкала проживают 130 тысяч человек, встречаешь невероятное удивление, — пытается как-то объяснить эту душевную боль за озеро и потомков при полном равнодушии к реальным людям депутат Госдумы от КПРФ Михаил Щапов. — Представление о здешних местах москвичи составляют по рекламным открыткам: суровые, красивые и абсолютно безлюдные места. Поэтому любая информация об ущербе озеру, а точнее — идеальной картинке в головах, вызывает ярость.

Стоит ли удивляться, что в публикациях федеральных СМИ преобладает образ местных жителей как браконьеров, барыг и врагов экологии. А стало быть — недостойных «мировой жемчужины». Отсюда и рассуждения, что жить на берегу такого озера могут лишь те, кто готов потратиться на дорогие очистные. Или более простые комментарии в духе «озеро будет спасено только тотальным уничтожением местного населения».

Байкал может прекрасно себя чувствовать и с населенными берегами. Если построить очистные и ту самую коммунальную инфраструктуру, против которой выступает депутат Фетисов. Если помочь местному населению — хотя бы компенсировать расходы на дорогой вывоз жидких и твердых отходов. Если прописать четкие правила для туризма (чего дождаться местный бизнес не мог больше десяти дет). Если соблюдать рассчитанную учеными антропогенную нагрузку. Если вообще подходить к любым аспектам жизни с точными расчетами, в половине запретов необходимость отпадет. Но будет испорчена картинка.

На самом деле история Байкала не оригинальна. В международном научном журнале RIMCIS публиковалась любопытная статья о развитии туризма Танзании. В ней исследовалась история масаев — кочевого африканского племени.

Какое-то время на континенте процветала трофейная охота, пока европейцы не сообразили, что показывать животных выгоднее, чем убивать. С живого слона можно много раз получить доход, а с убитого — только однажды. Они стали создавать национальные парки, вводить моду на фотосафари… А тут масаи какие-то ходят, охотятся, кочуют. Их решили сделать оседлыми — стали предлагать участки, помогать строить дома. Взамен предложили принимать туристов.

Но масаи много лет жили в иной среде и культуре, и при переходе к оседлому образу жизни перед ними встала масса проблем: как обращаться с отходами, что делать с участками, как обустраивать деревни. То, как масаи стали устраивать свой новый быт, туроператорам не понравилось. Им стали внушать, что они плохие, с природой обращаться не умеют. Итог: сейчас их стараются переселить. Чтобы картинку не портили.

Чувствуете, на что похожа эта история с африканскими масаями? Запретить привычный образ жизни местного населения. Заявить, что неправильно живем... Подобное сейчас пытаются навязать жителям Прибайкалья. Похоже, что нас здесь тоже принимают за масаев.

— Ни о каком принудительном переселении не может быть и речи. Таких требований не содержится ни в нормах международного права, ни в обязательствах, которые взяла на себя Россия по охране озера перед мировым сообществом. Более того, Конституция РФ (даже в обновленном ее варианте) прямо запрещает принимать законы, которые ухудшали бы положение российских граждан. Мы требуем исполнения этой нормы. Мы будем настаивать на постепенном ослаблении чрезмерных запретов, — утверждает Михаил Щапов.

По словам депутата Госдумы, уже удалось отменить экологическую экспертизу для социальных объектов на Байкальской природной территории. Сократить водоохранную зону до разумных размеров — 200 метров в населенных пунктах и от одного до пяти километров (по факту — по вершинам прибрежных хребтов) за их пределами. Добиваться сокращения списка запрещенных видов деятельности на Байкале.

— Нельзя забывать, что человек — это часть экосистемы. Защищая экосистему Байкала, мы должны защитить и местное население, — резюмирует депутат Госдумы от КПРФ Михаил Щапов.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments