Замести следы не получится

Первого марта исполняется сто лет российской экспертно-криминалистической службе
В руках у старшего эксперта отдела экспертиз материалов, веществ и изделий экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Иркутской области Виктора Баженова — спил дерева, доставленный на исследование с места незаконной вырубки. Чтобы ответить на вопросы следствия, специалисты проведут не только визуальный осмотр, но и несколько дополнительных исследований. Кстати, во время одной экспертизы могут быть исследованы несколько сотен образцов деревьев
В руках у старшего эксперта отдела экспертиз материалов, веществ и изделий экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Иркутской области Виктора Баженова — спил дерева, доставленный на исследование с места незаконной вырубки. Чтобы ответить на вопросы следствия, специалисты проведут не только визуальный осмотр, но и несколько дополнительных исследований. Кстати, во время одной экспертизы могут быть исследованы несколько сотен образцов деревьев

Не пойман — не вор. До создания экспертно-криминалистической службы доказать причастность человека к совершению преступления было сложно. Сейчас с помощью различных экспертиз раскрываются убийства, изнасилования, хищения и кражи даже двадцатилетней давности. Как говорят в таких случаях сотрудники экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Иркутской области, «награда нашла своего героя». Это значит, что вину преступника, который уже считал себя безнаказанным, все же удалось доказать.

В Иркутском областном экспертно-криминалистическом центре работают больше 300 специалистов, которые проводят исследования в рамках уголовных дел по 24 направлениям. И пожалуй, самая кропотливая, почти ювелирная работа у сотрудников отдела биологических экспертиз и исследований. Они могут раскрыть преступление всего по одной улике размером меньше пылинки — молекуле ДНК.

Один из самых опытных сотрудников этого отдела — Петр Арзамасов отдал любимому делу больше тридцати лет. Начинал работать рядовым экспертом, потом дорос до руководителя отдела, а сейчас уже на пенсии, но продолжает работать в должности главного специалиста: «По сравнению с тем оборудованием, которое есть у нас сейчас, прежнее выглядит примитивно. В современной экспертной криминалистике мы имеем возможность исследовать любые материалы, где может присутствовать клетка человека или животного. А не оставить следов на месте преступления невозможно. Как бы человек ни старался это сделать, все равно остаются его клетки. Главная задача эксперта — их найти. И тогда есть шанс раскрыть даже старые преступления».

Примеров в практике экспертов очень много. Так был найден убийца ребенка в Шелеховском районе. «В ходе расследования установили, что подозреваемый заходил в местное кафе, пил что-то из пластикового стаканчика. Мы достали этот стаканчик из мусорной корзины и сравнили полученный генетический материал с составом капли крови на одежде убитой девочки. Экспертиза показала, что оба образца принадлежат одному человеку», — рассказывает Петр Васильевич.

Но даже если нет следов крови, выявить пребывание злоумышленника на месте преступления все равно можно. Жестокое убийство женщины, совершенное больше десяти лет назад, тоже было раскрыто благодаря экспертам-криминалистам, нашедшим биологический материал — кусочки кожи предполагаемого преступника под ногтями жертвы.

Профессионалы работают так хорошо, что замести следы преступления не удастся, даже если избавиться от вещественных доказательств. В иркутском экспертно-криминалистическом центре хранится благодарственное письмо от правоохранительных органов Германии за помощь в раскрытии убийства, совершенного водителем в салоне своего автомобиля. После преступления транспортное средство было продано, и в итоге его купил житель Иркутска. По просьбе немецких коллег наши эксперты провели осмотр автомобиля и нашли следы крови под обивкой. Проведенный анализ доказал, что расправился с жертвой бывший владелец машины.

Бывают в работе экспертов и неожиданные открытия. В одной из деревень Иркутской области украли деньги и продукты из магазина. Преступник проник в помещение, разбив окно. Главным подозреваемым до экспертизы был 15-летний подросток. Но во время исследования на осколках стекла обнаружили генетический материал, схожий по составу с тем, что был взят у подозреваемого, но все-таки с некоторыми отличиями. Эксперты установили, что он принадлежал биологической матери подростка. Таким образом, личность настоящего вора была установлена.

«Клиенты» еще одной лаборатории — деревья. С помощью экспертизы специалисты помогают полицейским раскрывать преступления, связанные с незаконной вырубкой леса. Этот отдел в составе иркутского центра работает седьмой год. Наша область стала вторым регионом в России, где создали такое подразделение. «К нам доставляют спилы деревьев, найденных на месте вырубок. Мы определяем возраст и породу дерева, его состояние, а также устанавливаем, произрастало ли оно на месте рубки», — объясняет старший эксперт отдела экспертиз материалов, веществ и изделий экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Иркутской области Виктор Баженов.

Весной прошлого года эксперты исследовали спилы из Балаганского района, где была проведена сплошная вырубка 57 гектаров леса. Кстати, при задержании подозреваемые предъявили сотрудникам правоохранительных органов заключение лесопатолога, что все деревья на участке зараженные и поэтому подлежат вырубке. Однако экспертиза показала, что больше 80 процентов срубленных деревьев были абсолютно здоровыми. В итоге вся компания заговорщиков во главе с автором заключения отправилась под суд.

А вот рубщику леса, которого задержали в Шелеховском районе, наоборот, повезло. Разрешения на работы в лесном массиве у него не было, и уголовное дело было возбуждено по 260-й статье, согласно которой с виновного по решению суда может быть взыскан штраф до полумиллиона рублей или его могут отправить на обязательные работы. Однако экспертиза установила, что срубленные деревья были сухостойными, поэтому уголовное дело было переквалифицировано по другой статье с более мягким наказанием.

Как появилась экспертиза

Официальной датой создания экспертно-криминалистической службы в России считается 1 марта 1919 года, когда в Центророзыске РСФСР начал функционировать кабинет судебной экспертизы. Однако еще в конце 90-х годов XIX века в России была создана первая в мире частная судебно-фотографическая лаборатория. 19 января 1912 года кабинет научно-судебной экспертизы был открыт в Петербурге, а с 1912 по 1914 год такие же подразделения появились в Москве, Киеве и Одессе. Известно, что в 1905 году в России было введено дактилоскопирование как способ регистрации политических заключенных. В Иркутской области экспертно-криминалистическая служба появилась в 1949 году. В начале 60-х криминалистические лаборатории начали действовать в отделах милиции Ангарска, Усолья-Сибирского, Тулуна, Братска, Черемхово, Нижнеудинска.

В лаборатории, где проводят исследование ДНК, все стерильно, как в больнице. В некоторые помещения, где хранятся материалы для экспертизы, могут заходить только сотрудники в спецодежде. Посторонним вход туда запрещен. Дарья Лазарева работает экспертом почти шесть лет: «Всегда хотела работать в экспертно-криминалистической службе. Мне очень нравится процесс исследований и результат. Особенно радуемся, когда понимаем, что принесли пользу в расследовании преступления»
В лаборатории, где проводят исследование ДНК, все стерильно, как в больнице. В некоторые помещения, где хранятся материалы для экспертизы, могут заходить только сотрудники в спецодежде. Посторонним вход туда запрещен. Дарья Лазарева работает экспертом почти шесть лет: «Всегда хотела работать в экспертно-криминалистической службе. Мне очень нравится процесс исследований и результат. Особенно радуемся, когда понимаем, что принесли пользу в расследовании преступления»
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments