Золотая ферма семьи Кахаровых

Каждый день бурёнки сельхозпредприятия в селе Игжей Усть-Удинского района выдают на-гора пять с половиной тонн перво
«Пшеница в этом году уродилась знатная, — говорит Салом Кахаров. — Центнеров сорок с гектара точно соберём… Год назад было более чем в два раза меньше»
«Пшеница в этом году уродилась знатная, — говорит Салом Кахаров. — Центнеров сорок с гектара точно соберём… Год назад было более чем в два раза меньше»

Такой фермы в Иркутской области ещё не было: в комфортных условиях, на полном «гособеспечении» здесь будут проживать три сотни дойных коров
Такой фермы в Иркутской области ещё не было: в комфортных условиях, на полном «гособеспечении» здесь будут проживать три сотни дойных коров
В стаде фермеров из села Игжей около полутора тысяч голов крупного рогатого скота
В стаде фермеров из села Игжей около полутора тысяч голов крупного рогатого скота
Младший ребёнок в семье должен продолжать дело родителей, считает Джаннат Кахарова
Младший ребёнок в семье должен продолжать дело родителей, считает Джаннат Кахарова

Наверное, если бы лет тридцать назад кто-то сказал ему, что он станет фермером в далёкой холодной Сибири, мягко говоря, не поверил бы. В родном Таджикистане Салом Кахаров к тому времени выбрал для себя техническую специальность и в возрасте 26 лет уже занимал довольно высокую должность на Адрасманском свинцово-цинковом комбинате (7 тысяч работников) — был начальником отдела снабжения. Но с развалом Союза на предприятии начались проблемы...

— Мы с друзьями открыли старательскую артель, забрали две шахты в аренду и работали какое-то время, — вспоминает Салом Кушматович. — Но и здесь дела шли далеко не блестяще... В итоге решили поделить активы и уйти в свободное плавание. Мне достался железнодорожный тупик на станции Зима, работавший в системе Таджиклеса. Занимались поставкой древесины на шахты комбината. Вот так я впервые и оказался в Сибири. Приехал, а там разброд — техника простаивает, работники по домам сидят, зарплаты нет. Пока лимиты не закончились, ещё работали, Потом пришлось распродать всё, что можно было: деньги ушли в основном на покрытие долгов по зарплате... На этом моя карьера промышленника и закончилась. И наверное, уехал бы в родные края, если бы не встретил свою судьбу — мою будущую супругу Наталью. Познакомились мы здесь, в Игжее, куда я приезжал по работе. С тех пор и живу в этих краях уже четверть века.

Примерно в то же самое время, когда наш герой решил обосноваться на берегах Братского водохранилища, Игжейский совхоз, некогда миллионник, уже был на грани развала. Тогдашний директор Александр Татаринов до последнего пытался восстановить былую мощь сельхозпредприятия, но тщетно. После смерти руководителя так называемые акционеры попросту растащили предприятие по частям.

— Даже сейчас больно вспоминать события того времени, — сокрушается Салом Кушматович. — Помню, уехал я на родину — отца хоронить, а мне жена звонит и говорит, что здесь, в деревне, просто ужас творится. Практически новые бульдозеры и комбайны резали и сдавали на металлолом. Моя попытка обратить на это внимание прокуратуры ни к чему не привела. Ответ был примерно такой: «Ничего сделать не можем — это их доля собственности, и они могут распоряжаться ею по своему усмотрению».

Вот так «по усмотрению» и разнесли крепкий когда-то совхоз...

«Так уж получилось...»

— Честно говоря, я не собирался быть фермером, — продолжает Салом Кахаров. — Хотел построить большой дом для семьи на берегу Братского моря и жить в нём в своё удовольствие с любимой женой и детьми. Так, в принципе, всё и начиналось. Было у нас четыре коровы, поросята, ещё что-то по мелочи — мы вели натуральное хозяйство. Потом как-то само собой всё пошло (смеётся). Коровы начали плодиться, прикупил ещё несколько породистых. В 2001 году зарегистрировал фермерское хозяйство. Вот в сентябре 18 лет исполнится, как мы здесь пашем в прямом и переносном смысле. Выходных почти нет. Позволяем себе с женой только раз в год двухнедельную поездку на Алтай, в Белокуриху — здоровье поправить.

Сейчас в хозяйстве фермера Кахарова 1380 голов крупного рогатого скота, из которых почти 400 дойных коров.

— Это по документам, — как бы по секрету сообщает Салом. — На самом деле их с каждым днём становится всё больше.

А чтобы прокормить это огромное стадо, приходится заниматься и земледелием. В этом году, к примеру, зерновых было посеяно на площади 1300 гектаров (пшеница, овёс, ячмень), кормовых — на 1700 гектарах (люцерна, донник, кукуруза).

— Всего в собственности у меня 4000 гектаров земли, — рассказывает фермер. — Где-то на покос оставляем, где-то под пары. Кормов хватает с лихвой, ещё и продаём.

Главное — люди

— Вот здесь всё и начиналось, — рассказывает супруга фермера, Наталья Ивановна (в девичестве Чуракова), когда, изрядно покружив по местным полям, мы приезжаем на летник, где в тёплое время проживает всё дойное стадо фермерского хозяйства и молодняк. — Когда-то на этом месте была деревня Хурай — родина моих предков. Мамина линия вся отсюда. Потом земля попала в зону затопления Братской ГЭС. Люди переехали в основном в Игжей. Долгое время тут ничего не было — только старое кладбище...

Потом мы с мужем решили именно здесь основать своё личное хозяйство. Вон тот домишко был здесь первым строением. Сейчас сами видите, чего тут натворили.

17-летней девчонкой нынешняя хозяйка самой крупной в Усть-Удинском районе животноводческой фермы устроилась телятницей в Игжейский совхоз и работала там до самого его закрытия. Отец Иван Фёдорович — ветеран войны, участник Сталинградской битвы, мама Зоя Ивановна — труженица тыла. Оба работали на строительстве Иркутской ГЭС бульдозеристами.

— Когда мы только начинали, Наталья у меня и за зоотехника была, и за доярку, и поросятами занималась, и телятами, — подключается к разговору Салом Кушматович. — Сейчас сбытом продукции занимается, магазином командует.

На данный момент в штате КФХ Кахарова почти три десятка человек, а в тёплое время года вместе с сезонными рабочими набирается более сорока. В небольшом Игжее, где, как и во многих российских деревнях, найти работу очень непросто, данное хозяйство можно назвать почти градообразующим.

— Поначалу всякое бывало, сложно было местный люд к новому укладу приучать, — делится глава хозяйства. — Пришлось повоевать немного. Но постепенно мы друг в друга поверили. Сейчас всё работает как часы. В одиночку, без хороших тружеников, сами понимаете, такое хозяйство никакой руководитель не потянет. Приглашаем молодых специалистов — недавно вот ветврач приехал, сейчас заявку подали на технолога. Дочь младшая, Джаннат, решила продолжать наше дело. Работает в хозяйстве бухгалтером, а в этом году оканчивает аграрный университет по специальности «Менеджмент».

33 с коровы

Останавливаться на достигнутом Салом Кахаров не собирается. Планов, как говорится, громадьё. Сейчас вот строит на территории заброшенной совхозной фермы современный коровник для зимнего пребывания животных. Такого, по словам фермера, в Иркутской области ещё не было. Возводится это огромное сооружение стоимостью 15 млн руб. благодаря гранту, выигранному по областной программе «Семейная животноводческая ферма».

— В этом тёплом ангаре на постоянном проживании будут находиться 300 дойных коров, — рассказывает глава КФК. — Конструкция американского производства — с отдушинами, вставками из оргстекла. Рядом по инвестпроекту мы возводим современный доильный зал по системе «ёлочка». В этом же помещении будут расположены кабинет ветеринара, а также стол для искусственного осеменения. Здесь же, рядом, в отдельной ферме обустроим родильное отделение.

В общем, наши бурёнки круглый год будут здесь на кормах. Никаких летников. Поели, попили, затем отправились на дойку. Далее снова в ангар: полежали, отдохнули, поели — и снова на дойку. Думаю, мы в будущем переведём их всех на трёхразовую дойку. В этом деле что главное? Правильно, хорошее питание. Как раньше старики учили, молоко у коровы на языке. А с кормами, как я уже говорил, мы проблему решили.

У нас уже сейчас есть коровы, которые до 33 литров молока за сутки дают. В среднем же у нас получается примерно 17 литров от каждой. В итоге надаиваем в сутки по пять с половиной тонн. Почти три с половиной на своём грузовике с цистерной каждый день увозим на одно из иркутских предприятий, остальное реализуем через собственные магазины, поставляем продукцию в школы, детсады и больницы района. Такая вот арифметика.

Коровы у нас породистые. Уже пять лет привожу из Канска Красноярского края — в основном красно-пёстрые, смесь с симментальской породой.

Есть у нас и бычки на откорме, и молодняк. Всего КРС хозяйства разбросан по четырём фермам в районе. В будущем хочу довести поголовье стада до трёх тысяч. Куда молоко будем девать? Да вот собираюсь открыть цех по переработке с итальянским да германским оборудованием. Будем масло делать, сметану, сыры, йогурты, другие вкусности. Как назовём бренд? Пока не думали. Но в том, что это будет самая качественная и вкусная продукция, я уверен на все сто процентов.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments